Тарфо-Мортен

Объявление



Гостевая
Группа ВКонтакте
Помощь при регистрации
Система игры
Расы
Полная история Тарфо-Мортена
Полезная информация




Лаурэлин
Вальтер

05.10.2016
ВНИМАНИЕ! ТАЙМСКИП! Прошло чуть более полугода. Сейчас в Тарфо-Мортене первые дни зимы!

05.10.2016
Форум Тарфо-Мортен празднует свой День Рождения! Нам 7 лет! Поздравляем всех игроков, которые все эти годы с нами!

30.09.2016
Скрипт Пиар-Входа не работает. Пароль для Рекламы - DFVGBH1991.

02.08.2016
Активность форума временно снижается, так как основная масса игроков в отпусках. Ожидаем восстановление активности в сентябре.

19.05.2016
Восстановлена деятельность группы форума ВКонтакте. Группу можно использовать для быстрой связи с администрацией и обсуждения игры.

14.04.16
Произошел сбой на главном сервисе Мубб. Наш форум пострадал и не смог восстановиться, в результате, потерян дизайн. В ближайшее время все восстановим.

6.03.2016
Рекомендуем активным игрокам, в связи с большим количеством игровых событий, обновить информацию о персонаже в темах Отношения, Спутники, Картотека. Это же касается подписей.

2.02.2016
Желающим зарегистрироваться расписана
инструкция.
05.10.16
Магистр Вериандеро официально покинула Бринс и отправилась в Королевскую Магическую Академию Эидрена. В Гильдии Магов идет подготовка к Совету для выбора нового Магистра. По предварительным данным на данный пост два кандидата и количество предполагаемых голосов разделилось поровну... С новой силой в коридорах Гильдии звучат слухи о причинах перевода Магистра и все больше говорят о романе между Вериандеро и Валентайном, а так же о том, что маг скоро станет отцом двоих детей.

05.05.16
Со дня на день в Гильдии Магов намечается большое празднование, являющееся прощальным вечером с Магистром Каэлдрэ Вериандеро. В этот же вечер и решится, кто будет исполнять обязанности Магистра до избирательного Совета Магов.

11.04.16
Роспуск круга Вуду! В восточном крыле замка Гильдии Колдунов, где ещё не были завершены ремонтные работы, произошло обрушение. В результате него несколько этажей были крайне повреждены. Помещения располагавшегося в этом крыле круга магии Вуду были практически полностью уничтожены. Вудуисты, находившиеся внутри на момент трагедии, погибли. Из-за понесённого ущерба и потери множества участников, круг Вуду не может продолжать свою деятельность. Магистру пришлось расформировать его. Есть непроверенные пока свидетельства, что обрушение является результатом злонамеренной диверсии. Вероятность этого довольно высока. У круга Вуду имелось немало врагов: Мастер Круга имел противостояние с Гильдией Магов, а совсем недавно вудуистам угрожал некто, связанный с неизвестными некромантами. Также у круга Вуду имелись разногласия с внегильдейскими коллегами. Можно допустить и то, что вудуисты чем-то прогневали демонов…
05.10.2016
Дата: 1 декабря. В северных частях Эидрена и в Тортериуме снегопады и небольшие морозы. В Бринсе холодно по ночам, холодные дожди.
11.04.2016
Дата: 24 марта. По всей территории Тарфо-Мортена душно, намечаются грозы. На севере - мелкий снег с дождем.
Рейтинг форумов Forum-top.ru

Жанр: фэнтези
Рейтинг: NC-17 (18+).
Система игры: локационная.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тарфо-Мортен » Гильдия магов » Дом Каэлдрэ Вериандеро


Дом Каэлдрэ Вериандеро

Сообщений 211 страница 240 из 256

1

http://sf.uploads.ru/t/HiNfP.jpg
Общий вид дома

http://sf.uploads.ru/t/pKAzE.jpg
Гостинная

http://sf.uploads.ru/t/wsl6D.jpg
Спальня для гостей

http://sf.uploads.ru/t/WgteD.jpg
Спальня Каэлдрэ

http://sf.uploads.ru/t/SPwnu.jpg
Столовая и кухня

http://se.uploads.ru/t/XVjPt.jpg
Ванна

----- Площадь

Каэлдрэ не долго вела гостью за руку, она ее вскоре отпустила, жестом указав идти за ней. Вскоре они прибыли в жилой квартал. Дом Каэлдрэ был сравнительно небольшим, но больше. чем у учеников.
На первом ярусе дома была гостиная, кухня и ванная, наверху - библиотека и спальни.
пропустив девушку в дом, она снова создала илюзию шарика, в котором мелькали образы. Имя. Вопрос. Желание. Еда. Желание. Ванная. Вопрос.
Как тебя зовут? Хочешь поесть или принять ванную?

0

211

Каэлдрэ двигалась ему навстречу и не сопротивлялась, даже обвила его одной ногой. Вдохновлённый таким потворством, маг с ещё большей силой набрасывается на Каэлдрэ; внутри неё тесно, но это только причиняет дополнительное удовольствие. На лица гидроманта застыла улыбка наслаждения.
Решив, что этого недостаточно, он упирается одной рукой в шкуру, а другой держит партнёшу за бёдра, помогая двигаться ему навстречу. Руки заняты, нечем больше ласкать прелести чародейки, что заставляет снова сожалеть о недостатке конечностей, но зато теперь можно двигать не только бёдрами, но всем телом, вжимая эльфийку в шкуру. Его слуха достигают вскрики чародейки. Она называет чьё-то имя или обрывки имени. Кажется, это его имя, хотя сейчас Вальтер мог принять любое имя за своё. Сам Валентайн молчалив, только какие-то почти животные звуки вырываются вместе с разгорячённым дыханием.
Но чего-то всё же ещё не хватает. Точно! Он хотел видеть зад эльфийки перед собой. Гидромант выходит из неё, ловит её ногу и настойчиво переворачивает партнёршу на живот. О да! Открывается роскошный вид на соблазнительную задницу Каэлдрэ. Вальтер размашистыми движениями ладоней проходится по ней и тут же входит в лоно чародейки и продолжает терзать её с бешенным напором. Их бёдра сталкиваются с такой силой, что потом скорее всего будут болеть ноги, но чародея сейчас это совсем не заботит. Каждый раз, как их тела сопротикасаются, он буквально вжимается в Каэлдрэ, стремясь войти как можно глубже, будто хочет пронзить её. Руками он помогает себе в этом, притягивая к себе бёдра эльфийки. Руки отвлекаются только для того, чтобы шлёпнуть партнёршу по попке и насладиться румянцем на нежной коже. Будь его сознание сейчас ясным, Валентайн наверняка бы ощутил смесь смущения и извращённого удовольствия при мысли о порке начальницы. Но сейчас в его исступлённом от вожделения разуме магу было не до таких тонкостей, да и начальница – последняя, кого он сейчас видел в Каэлдрэ.
Постепенно чародей понимает, что скоро его захлестнёт волна и сдержаться он не сможет. Со всеми силами чародей врывается в женщину, не жалея, так глубоко, как только возможно. Когда оргазм захлестнул его, Вальтер запрокинул голову и что-то закричал. Его член начал сокращаться и исторг семя в лоно Каэлдрэ.
После взрыва удовольствия подступила слабость. Вальтер опёрся на кулаки, чтобы не рухнуть на чародейку. Сдвинувшись вправо, он лёг рядом с ней. Его тяжёлое дыхание заставляло трепетать разбросанные по шкуре рыжие кудри Каэлдрэ. Сознание постепенно прояснялось, маг даже ощутил лёгкий укол совести из-за того, что не прислушивался к желаниям партнёрши и мог причинить ей боль. Для мужчин это, в общем-то, обыденно, но такая уж гадина эта совесть…
Запоздало маг понимает, что его крик был не бессвязным набором слов, а незаконченным заклятьем. Небоевым, но кто знает, к чему оно могло привести в неоконченном виде. Никаких разрушений оно, к счастью, не вызвало, но позади того места, где на коленях стоял Валентайн, возникла ледяная скульптура, похожая на замороженный в момент взрыва фонтан…

+1

212

Ускорение темпа только обрадовало чародейку, что было доказано ее восторженным вскриком. Она была рада и довольна ровно до тех пор, пока не стала всматриваться в лицо коллеги. Он улыбался и издавал какие-то нечеловеческие звуки. Каэлдрэ затихла. Звуки из губ доносились только потому, что Вальтер движется слишком быстро и напористо. Диафрагма непроизвольно выталкивала из ее легких воздух. Физически было все еще довольно приятно, но моральное удовольствие от происходящего куда-то улетучилось. Маг был как бы сейчас и с ней, и, в то же время, где-то далеко.
И тут Вериандеро стало все ясно. Окончательно она во всем убедилась, когда Вальтер схватил ее за ногу и перевернул на живот, да так, что, видимо, он даже не заметил, что Каэлдрэ была против. Не врезала она ему ногой только потому, что заочно простила ему грубое поведение, хотя против самой позы она ничего не имела.
Чародейка, в общем-то, и не думала, что эта ситуация во что-то выльется, но меньше всего ее устраивало, когда ее просто имеют. Учитывая, как начался этот совместный вечер и как началась прелюдия, Элдрэ ожидала, хотя бы череду ласкового и грубого обращения. Какие-то нашептывания в ушко или банальные поцелуи, но нет! Вальтер просто увлеченно имел ее, и, по большому счету, казалось, что ему было не важно, кто сейчас под ним находится. С тем же успехом он мог бы иметь ту же Брин.
Эльфийка вздохнула, едва заметно пожимая плечами. (Что ж, большего мне все равно не светит.) - подумала она для себя, закрыла глаза и стала вслушиваться в свои ощущения, чтобы напоследок насладится процессом. Получалось не плохо.
А вот Вальтер отрывался на полную катушку. К небрежному отношению с ее телом еще и прибавились шлепки по ее заднице. Сквозь вздохи послышалась насмешка. Каэлдрэ и против шлепков ничего не имела, но, обычно такое отношение пара допускала в тот момент, когда между партнерами установлено доверие. А сейчас это было больше похоже на демонстрацию доминирования. Действительно, чего бы начальницу не шлепнуть, когда есть такая возможность?
По ускоренному темпу Каэлдрэ стало ясно, что скоро наступит кульминация. В этот момент ей стало действительно приятно. Столь глубокое проникновение и темп не могли оставить любую равнодушной. Но даже тут коллега не сумел реабилитироваться в ее глазах. Она не услышала своего имени в конце, она не услышала даже простого крика блаженства. Вериандеро услышала заклинание! (Да что, черт побери, он делает!?) - от такого разочарования она уткнулась лицом в шкуру, едва удержав себя от безнадежного рыдания. К счастью, крыша над головой не рухнула, комнату не затопило, камин не вспыхнул синим пламенем.
Вальтер лег рядом, тяжело дыша. Каэлдрэ не торопилась показывать лицо. Хуже неудовлетворенной женщины без мужчины, может быть только женщина, у которой есть мужчина, но он ее не удовлетворяет.
Теперь она как никогда хорошо осознавала прелести шалостей с дриадами. Удовлетворить барышню можно не многими способами, но в силу отсутствия анатомических приспособлений, дриада никогда не сделает то, что сейчас творил Вальтер. Да что там? Даже ненавистный Аледор с маниакальной старательностью раз за разом заставлял ее задыхаться от блаженства. Ее! Той, которая потеряла мужа! Той, кто потеряла друзей! Этот сукин сын получал от этого моральное удовольствие, как истинный инкуб, ровно, как и от той боли, которую он ей потом доставил.
Вериандеро наконец-то взяла себя в руки. Конечно, идея поберечь силы, чтобы взять ситуацию в свои руки пропала, как и идея продемонстрировать свои познания в оральных ласках, была безнадежно растерзана плохим настроением. Но, по крайней мере, ей не хотелось выплеснуть на маге свою обиду. Эльфийка перевернулась на спину. В свете огня ее влажная кожа блестела. Лицо не выражало блаженства, она даже не пыталась его имитировать. Ложь в такие моменты оскорбляла.
Она глянула Вальтера. (Ну, хоть кому-то из нас хорошо.) - слегка улыбнулась она, стараясь убедить себя в каком-то позитиве. Сейчас она надеялась на то, что маг поймет, что он повел себя не хорошо, и попробует хотя бы словами исправить ситуацию.
Эльфика выпрямила ноги. Что-то холодное лязгнуло и девушка обеспокоенно села и устремила взгляд под ноги. На полу, неведомо откуда появилась ледяная скульптура, словно олицетворявшая хаос. Каэлдрэ в удивлении приподняла брови. (В момент высшего блаженства он сотворил это?) Чародейка вновь глянула на Валентайна, на сей раз, ожидая объяснений.

+2

213

Мысли прояснились, Вальтер постепенно отходил. Он приподнялся на локте, сел и взглянул на Каэлдрэ. В голове мигом пронеслись хаотичные воспоминания последних минут. Чародей вздохнул, уронив голову на колено.
- Прости… Я… потерял голову, - сокрушался он, - Не знаю, почему это произошло. Со мной такого уже давно не было. Прости…
Он был зол на себя за то, что сорвался, за то, что всё-таки причинил ей боль. И немного на Каэлдрэ за то, что не остановила, когда это было возможно. Он не мог понять, как же позволил животной сущности захватить контроль. Разве что дело было в самой эльфийке.
Но сожалениями сделанного не исправишь. Вальтер заморозил лишние мысли и отправил их на соответствующую «полку» в чертогах разума.
- Если захочешь меня прогнать – я это заслужил. А если я как-то могу загладить вину – только скажи, - уже спокойнее произнёс Валентайн, повернувшись к Вериандеро.
Он увидел, что чародейка смотрит на статую. Вальтеру захотелось улыбнуться, но он этого не сделал.
- Я случайно начал читать заклятье и не закончил его… сейчас уберу, - маг вытянул руку к статуи и прочёл новое заклинание.
Лёд стал быстро таять, а освободившаяся вода собиралась в сфере над ладонью гидроманта. Когда вся жидкость статуи собралась в сферу, Вальтер прикоснулся к ней рукой, и шар начал уменьшаться в размерах, пока в итоге не впитался в ладонь мага. На самом деле он не «выпил» воду, а поместил её в свой мешок Альвуа.

+1

214

Маг наконец-то отдышался и принялся извиняться. Стал говорить о том, что он потерял голову. Вериандеро это и сама прекрасно понимала, так что ничего нового она не услышала. Перебивать она его не стала в надежде, что все таки он скажет или сделает то, что она от него ждала в этот неудобный момент. Но нет. Уже со своим обыденным ледяным равнодушием маг лишь признал, что за такое Каэлдрэ в праве его выгнать и что он готов загладить вину, стоит только чародейке этого пожелать. (О, боги, Вальтер, не позорь себя! Просто выгнать тебя? Ну да, очень удобно! Начальницу поимел, нужно теперь все довести до того, чтобы она тебе дала пинка под зад! А потом на людях вести себя так, будто ничего не случилось! Не смогу же тебя из Гильдии выгнать, будет много вопросов.)
У эльфийки промелькнула мысль попробовать все с начала, состояние как раз этого требовало, но морально ей совсем не хотелось Вальтера. После предложения выставить его за дверь, Каэлдрэ вообще было как-то не по себе при одном только виде мага.
В такие моменты обычно действовала стандартная мужская отговорка "Я не умею читать мысли, я не могу понять, что ты хочешь, говори прямо". Только вот гидроманта эта отговорка совершенно не касалась - он умел читать мысли, ментальный щит у Элдрэ был как раз убран. Она надеялась, что коллега хотя бы сейчас воспользуется своим даром и поймет, из-за чего Магистр готова разрыдаться драконьими слезами.
Хотела то она как раз банальной ласки. (Ну, потерял ты голову, я отлично это понимаю, до определенного момента я сама едва соображала, что и с кем я делаю. Но, боги, что тебе мешает меня просто обнять, чтобы я понимала, что ты сожалеешь? Чтобы я не чувствовала себя просто использованной? Чтобы я не чувствовала себя шлюхой, с которой расплатились и забыли?)
А Вальтер просто сидит и убирает последствия своего заклинания. Этого чертового заклинания, которое прозвучало в самый ответственный момент.
Магистр закрыла глаза, сделал глубокий вдох и проглотила слезы. После она встала со шкуры и стала молча собирать по полу одежду. Свою и его.
- Неужели ты правда ничего не понимаешь? Или притворяешься? - голос ее хрипел. (Раз не хочешь читать мысли или просто начать думать - разжую.) Одеваться она не стала, она просто аккуратно раскладывала одежду. - Скажи, Вальтер, бывало ли, что очень-очень хотел произвести впечатление на женщину? Что ты стараешься, из кожи вон лезешь, чтобы доставить ей удовольствие. Но в самый ответственный момент ты понимаешь, что она спит. Да не просто спит, а видит десятый сон, еще и прихрапывает и слюну пускает на подушку; или видишь, что она с каменным лицом вычищает из-под ногтей грязь, а потом фальшиво начинает восторгаться твоими умениями, пытаясь убедить тебя, что ее внимание полностью было уделено тебе. Или же и впрямь все прекрасно, да вот только в момент блаженства она закрывает глаза и блаженно шепчет чужое имя. 
Не правда ли, все ситуации ужасно неприятны? Чувствуешь себя после такого дерьмово? А теперь представь, на сколько дерьмово чувствую себя я, потому что сейчас я ощутила всю "прелесть" всех этих ситуаций разом!
- Элдрэ сорвалась. Слезы брызнули сами собой. Девушка скрыла лицо руками и села на диван. Доносились громкие всхлипы.
- Я просто хотела, чтобы ты меня или обнял, или поцеловал, взял за руку или сказал что-то приятное, вот и все. - наконец-то выдавила Вериандеро из себя, немного успокоившись. - Если бы ты сделал хоть что-то из этого, тебе бы извиняться даже не пришлось. Все было бы прекрасно. Но сейчас я чувствую себя проституткой, которая отработала заплаченные ей деньги. С которой не надо волноваться, что она чувствует. Мне - цветы, тебе - удовольствие. И все...
Тот цветок, что все еще был в ее волосах раскрылся еще шире, однако его лепестки моментально поникли. Они стали мягкими, цветок просто потерял свою форму и завял.

+1

215

Чародей слушал Каэлдрэ спокойно, только взгляд чуть потускнел. Он довёл её до слёз… скверно, он совсем этого не хотел. Как не хотел, чтобы всё выглядело так, будто он просто воспользовался Вериандеро. Но сожаления об этом отправились в то же царство ледяных кристаллов, что и другие чувства. Он был раздосадован на себя за глупость и недогадливость и сожалел, что рядом с эльфийкой не оказалось понимающего кавалера. Да что уж там кавалер, хотя бы просто не бесчувственный чурбан. Но увы, Магистру посчастливилось на ледяную глыбу Валентайна.
За всё время совместной работы он так и не сумел увидеть, насколько нормальна и по-человечески хрупка чародейка. Далеко не все маги, разминув первую сотню лет, способны сохранить в себе эти качества. Поэтому деятели магического искусства редко обижаются, когда про них говорят «мозги набекрень». Вериандеро тоже не поняла, что твориться внутри Вальтера, но упрекать её в этом было бы смехотворно – из всех, кого он повстречал в трёх мирах, лишь два существа смогли понять его по-настоящему.
С того момента как Валентайн потерял родителей, никого не заботили его чувства и он привык, что так и должно быть. Его тоже перестали волновать чужие чувства. Возможно, это одна из причин его сложностей в понимании других. Однако Ярамире оказалось не плевать на его чувства. И Вальтер сам стал стараться понимать чувства других, а не только то, чем обусловлены их поступки. Но стараться - не всегда значит добиваться успеха...
Возможно, стоило применить магию Разума, чтобы прочесть её мысли и исправить положение, но для этого пришлось бы ломать или обходить поставленный чародейкой блок, а ей это вряд ли бы понравилось. Хотя едва ли стало бы хуже, чем сейчас. Останавливал мага и неудачный опыт с драконессой, когда хотел как лучше, а получилось просто «восхитительно». А кроме того… люди слишком плохо знают сами себя, чтобы магия Разума была надёжным помощником в подобных делах.
Вальтер сел рядом с Каэлдрэ на диван. Он выудил из штанов чистый платок и стал стирать слёзы чародейки.
- Каэлдрэ, ты – прекрасная женщина, заслуживающая лучшего. А я же – холодная тварь, - начал Валентайн ровным голосом, - У меня есть чувства, но выходит, они как-то отличаются от чувств других. У меня не получается понять тех, кто мне дорог. Я даже не знаю той самой воспеваемой Любви. Когда смотрю на влюблённых, когда слушаю их рассказы о своей любви, то понимаю: то, что чувствую я – какие-то ошмётки. Ты только нуждалась в объятьях, а я боялся, что тебе теперь даже прикоснуться ко мне противно! Я хочу знать, что тебе нужно и как сделать тебя счастливой, но у меня не выходит без твоих слов! Мне искренне жаль, что я не могу быть таким, как надо… - на его лице появилась улыбка, но совсем не похожая на обычные – улыбка обречённого.
Вальтер был готов пойти за Каэлдрэ на край света, свернуть ради неё горы, но от него хотели просто проявления человеческой заботы и капли галантной прозорливости. От него… от Ледяного Сердца…  Именно то, что у него не выходило… от этого можно свихнуться.
Гидромант встал на колени перед Каэлдрэ и взял её ладнь в свои руки:
- Скажи, что улыбнёшься, если на небе появится радуга и я заставлю её появиться хоть ночью! Скажи, что станешь счастлива, если принести тебе падающую звезду и я сделаю это, даже если придётся ловить её голыми руками! Скажи, что обрадуешься, если обнять тебя, и я задушу тебя в объятьях…
(Прости, Каэлдрэ, но без твоих слов только так я могу показать, что ты мне дорога. Всё остальное – эмоции, которые у меня есть лишь пока хватает на них сил.)пка

+1

216

Вальтер наконец-то проявил хоть какие-то признаки человечности. Он сел рядом с плачущей эльфийкой и стал утирать ей слезы своим платком. (Да уж, нет более жалкого зрелища, чем плачущая чародейка.) Вериандеро приняла у коллеги платок и сама стала утирать слезы.
- Каэлдрэ, ты – прекрасная женщина, заслуживающая лучшего. А я же – холодная тварь, - начал Валентайн ровным голосом.
Эльфийка лишь усмехнулась на эти слова. Ничего доброго в этой усмешке не было. (Прилюдно меня обнимать - можно, дарить цветы - можно, обнимать во время прогулки - можно, страстно целовать без капельки ледяного равнодушия - можно, однако после траха хотя бы спросить, все ли хорошо - ты ж холодная тварь, и так делать, оказывается, не умеешь!) Ей хотелось за эти слова вмазать коллеге оплеуху, но передумала.
Дальше Валентайн начал говорить о том, что он не может понять тех, кто ему дорог, что-то про любовь и о том, что не понимает чувства, которое воспевают влюбленные. Эта часть монолога вызвала у Вериандеро такое недоумение, что она моментально перестала плакать. (А что общего между тем, что мы делали сейчас и любовью, что-то не пойму?) - задавалась она вопросом, удержавшись от демонстративного почесывания затылка.
- Я хочу знать, что тебе нужно и как сделать тебя счастливой, но у меня не выходит без твоих слов! - Вальтер обреченно улыбался.
- Как странно, всего пару часов назад у тебя так хорошо все получалось и без моих слов. - наконец-то вклинила свое слово Магистр. Голос ее был не менее ледяным и ровным, чем у заместителя. Теперь она закрылась в себе, выставив вперед образ строгой начальницы, вновь заставив "уснуть" Элрдэ, которая была уязвимой. (Слишком рано перед тобой предстала Элдрэ, я ошиблась, показав ее тебе.)
Гидромант встал на колени перед Каэлдрэ и взял её ладонь в свои руки. (Не уж то мне надо было разрыдаться, чтобы ты это сделал?)
- Скажи, что улыбнёшься, если на небе появится радуга и я заставлю её появиться хоть ночью! Скажи, что станешь счастлива, если принести тебе падающую звезду и я сделаю это, даже если придётся ловить её голыми руками! Скажи, что обрадуешься, если обнять тебя, и я задушу тебя в объятьях.
Вериандеро молчала, уставившись сперва на его руки, которые пленили ее ладонь, а потом взгляд переполз на его лицо. (Все-таки, ты даже на Аэрлиса не похож.) Маг, хоть она не была против, не читал ее мыслей, чтобы помочь себе в этой неприятной ситуации, так что, она вернула защиту обратно, на всякий случай. 
Каэлдрэ вспомнился тот день, когда это произошло с эльфом впервые. Это произошло в саду за замком Левонденелей. В беседке. Воительнице было тогда просто любопытно, сможет ли она пробудить в этом скфире хоть какие-то эмоции. Лицо его никогда ничего не выражало. Он очень долго сохранял маску ледяного равнодушия, пока она, все же, после долгих стараний не увидела на его лице блаженство. Аэрлис, как и Вальтер, буквально кинулся на нее. Как и Вальтер, он не шептал ее имя, даже момент высшего удовольствия прошел довольно тихо и сдержано, однако никаких ледяных статуй, заклинаний не было. Она уже была готова расстроится и просто уйти, но Аэрлис не выпустил ее из своих объятий. Она до сих пор помнила, что он ей тогда сказал. "Еlye elaine, Kae" и поцеловал ее. Все. Никаких долгих речей о любви, сожалений об эгоизме. Просто ее крепко обнимали, сделали комплимент и поцеловали. Это было очень приятно.
Вальтер же предпочел удовлетворить свое желание, а потом сожалеть о том, что он потерял голову, говорить, что достоин того, чтобы его прогнали, что он холодна тварь. В этих терзаниях не было место для Каэлдрэ. Она там появилась только потому, что показала, что ей плохо, а этикет и банальные правила приличия обязывают проявить сочувствие. Не разрыдайся и не объяснись она, что ее так терзает, он бы ничего и не понял. Даже сейчас он просит ее сказать, что ему делать. (Интересно, а с Ярамирой у него такие же отношения? Если да, то мне ее искренне жаль, и не удивляюсь, что она где-то от него подальше шатается. Может, она вообще уже сбежала и не вернется?)
Чародейка устала вздохнула и глянул в окно. Было все еще темно, рассвет будет лишь через пару часов. Потом вновь перевела взгляд на Вальтера. Свободной рукой она погладила его по щеке. (Не могу понять: тебя следует презирать или жалеть, Ледяное Сердце?)
- Сегодня будет тяжелый день. Пойдем спать? - она не сказала "пойду спать", она, фактически, пригласила идти с ней в спальню.

с эльф. * Ты прекрасна, Кая.

+1

217

Люди часто твердят, что хотят искренности в личных отношениях. Что она ценнее сладких грёз в отношениях любого рода, как дружеских, так и интимных. Так почему же они так непростительны, когда сталкиваются с искренностью, которая отличается от их сладких грёз? Получается, они хотят сладких грёз, а эта искренность им совсем не нужна, если она не совпадает с их мечтаниями? Что это такое? Легендарная очаровательная противоречивость смертных? Или чудовищное, лживое лицемерие, насаждаемое обществом и самими смертными средь друг друга? Если второе, то стоит ли быть подобным им?
Чародейка устало вздохнула и глянула в окно. Было все еще темно, рассвет будет лишь через пару часов. Потом вновь перевела взгляд на Вальтера. Свободной рукой она погладила его по щеке. Простила она его или просто пожалела – неважно. Раз он не мог быть тем, кто делает Каэлдрэ счастливой, оставалось просто наслаждаться теплом её души.
- Сегодня будет тяжелый день. Пойдем спать? – сказала чародейка.
Гидромант легонько поцеловал её запястье и поднялся, предлагая руку эльфийке.
- Пойдём. Только сперва мыться. Такой прекрасной девушке нужно встретить новый день во всём великолепии.  Показывай дорогу.
Вериандеро оказалась нормальнее, чем предполагал Вальтер. Было ли это плохо? Пожалуй, да. В том плане, что это означало ошибку в предварительных рассуждениях. Делало ли это менее привлекательной саму Каэлдрэ в глазах мага? Нет. Только дало повод для дополнительных изысканий.
(Яра тоже интересовалась женщинами. Стоит поговорить с ней об этом. Её опыт может быть полезен, даже невзирая на разницу в менталитетах. Интересно будет узнать её впечатления о Каэлдрэ. И впечатления Каэлдрэ о ней. Но до этого ещё далеко…)
Прежде чем продолжать приватные контакты с Магистром, нужно больше узнать о ней.

+1

218

Гидромант легонько поцеловал её запястье. Странно, но в этом, казалось бы, простом движении, было куда больше тепла и искренности, чем всех объятиях и поцелуях за весь вечер. Это немного расположило чародейку к Вальтеру вновь, так что, она уже на вид не была такой суровой. Касательно той обиды, которая возникла не так давно, - Вериандеро уже потихоньку отходила. Она понимала, что слез можно было избежать, не ожидай она от коллеги действий, которые в конечном счете не последовало. (Сама навыдумывала-напридумывала, теперь еще и обижаюсь.)
Маг поднялся, предлагая Магистру руку.
- Пойдём. Только сперва мыться. Такой прекрасной девушке нужно встретить новый день во всём великолепии. Показывай дорогу.
Уголки губ Каэлдрэ приподнялись в легкой улыбке. (Девушка? Я и внешне то далеко не девушка, про внутреннее состояние вообще молчу.) Эльфийка взяла чародея за руку, встала с дивана, и, не выпуская его руки, повела в ванную. Ванная комната располагалась напротив кухни, вернее, у второго входа в кухню, так как в кухню можно было попасть с коридора и с гостиной.
Войдя туда, Вериандеро притормозила. Ей вспомнилось, как Артур застал ее днем в ванной, а потом в одном халате стоял перед ней на коленях в гостиной, так же  как и Валентайн, держа ее за руку. (Слишком много беловолосых мужчин сегодня видят меня голой и стоят на коленях передо мной. Да и я за одни только сутки видела голых тел больше, чем положено.) - покачала головой чародейка.
Выпустив руку чародея, Каэлдрэ принялась подготавливать ванну. Пока ванна набиралась, из шкафчика чародейка достала чистые полотенца, которые она сложила у края ванной. На вешалку, из того же шкафчика, она повесила красную ночную сорочку из шелка. Несвежие полотенца, оставленные Артуром, эльфийка закинула в корзину для белья, туда же, где лежал ее грязный костюм, что пострадал в Долине.
Перед зеркалом Вериандеро собрала волосы с помощью палочек в небрежный пучок, чтобы не намочить их, и только потом погрузилась в воду.
Она глянула на Вальтера.
- Я не буду больше расставаться. - сказала она, уже немного веселее. (Я обещала Артуру, что Вальтер меня не обидит и не расстроит. Не буду нарушать обещание, тем более в свой праздник. Эх, жаль что Артур не смог остаться...) - Но в следующий раз знай, что заклинание для создания ледяных скульптур - это не совсем то, что я ожидаю слышать в приятные совместные моменты.
Что касается объятий, которых мне не хватало, то это можно исправить.
- Каэлрдэ взяла с полочки бутылочку, из которой на руки она выдавила прозрачный гель. Эту субстанцию она растерла в ладонях. Взгляд изумрудных глаз вновь коснулся чародея. - Я плохо размяла тебе плечи сегодня. Одежда мешала. - она зазывающе кивнула, приглашая коллегу на очередной массаж, на сей раз, в ванну.

+1

219

Каэлдрэ привела его в ванную.
(Вторые водные процедуры за сутки. Если повезёт, на сей раз после них хотя бы проснусь не от поцелуев самца-вампира…) – подумал маг, ступив под свод малой обители банных духов.
Выпустив руку чародея, Каэлдрэ принялась подготавливать ванну. Чародей увидел, как Каэлдрэ наполняет корзину для белья.
- Помочь тебе утром со стиркой? С моей магией простирнуть и высушить получится за пару минут, - предложил гидромант помощь.
Закончив с этим и позаботившись о волосах, чародейка погрузилась в воду.
- Я не буду больше расставаться. - сказала она, уже немного веселее. - Но в следующий раз знай, что заклинание для создания ледяных скульптур - это не совсем то, что я ожидаю слышать в приятные совместные моменты.
- Постараюсь исправиться, - сказал маг, улыбаясь уголками губ.
Он почёл за лучшее не говорить, что именно за заклинание то было. Зато отметил, что возможность следующего раза не исключается.
- Что касается объятий, которых мне не хватало, то это можно исправить. - Каэлрдэ взяла с полочки бутылочку, из которой на руки она выдавила прозрачный гель. Эту субстанцию она растерла в ладонях. Взгляд изумрудных глаз вновь коснулся чародея. - Я плохо размяла тебе плечи сегодня. Одежда мешала. - она зазывающе кивнула, приглашая коллегу на очередной массаж, на сей раз, в ванну.
Валентайн и сам не прочь сделать массаж Вериандеро, но раз она звала, то грех отказываться. А возможность ещё представится.
- Раз теперь это не помеха, вверяю свои неразмятые плечи в твои заботливые руки, - он ступил в ванную и сел, подставляя плечи чародейке. Волосы он собрал вместе и убрал с шеи, чтобы не мешали.

+1

220

- Помочь тебе утром со стиркой? С моей магией простирнуть и высушить получится за пару минут, - предложил гидромант помощь. Чародейка испытала странную смесь удивления и небольшого недовольства. (Я не могу заставлять Лори спать сутками или он желает перед ней засветится? Я определенно не понимаю, чего добивается Вальтер, надо с ним это обсудить, пока не случилось очередного недоразумения. Хорошо еще, если мы одни, но ведь приедут мои родители, будет совсем не весело, если он вдруг начнет себя вести не как мой заместитель. Будет много вопросов.)
- Нет, спасибо. С бытовыми заклинаниями я и сама неплохо справляюсь. - ответила спокойно Каэлдрэ. - Да и колдовством многое не сделаешь. Чтобы вернуть в прежнее состояние костюм, если это вообще возможно, придется еще и руками поработать. (Надо как-то вечерок починки одежды устроить. Свой костюм привести в порядок, да и камзол Артура от прожигов избавить.)
Валентайн принял приглашение на массаж, забавно при этом отозвавшись:
- Раз теперь это не помеха, вверяю свои неразмятые плечи в твои заботливые руки.
Эта фраза вызвала у Вериандеро смешок.
На сей раз массаж был не болезненным, проблемные места Каэлдрэ размяла уже ранее. На предплечье она увидела у мага старый шрам, на который она не обратила внимание ранее, а так же небольшой, но относительно свежий шрам на руке. (Да тебе тоже жизнь потаскала).
Сейчас она радовалась, что заранее выставила иллюзию на руку, чтобы спрятать свой шрам, оставленный учеником. Шрам на животе был еще, можно сказать, эстетичным - ровный, без рваных краев. Его, по большому счету, вообще могло бы и не быть, просто на тот момент лечили ранение иным, полевым способом, потому и вышло немного по-варварски. В то время как рану от магического заклинания бесследно вылечить невозможно. Каэлдрэ вообще говорили, что еще бы немного, и она руку по самое плечо потеряла, но к счастью, ее удалось спасти и она нормально функционировала, что не мало важно для воительницы. Боевыми заклинаниями она владела хорошо, но меч, все же, универсальная защита в большинстве ситуаций.
- У тебя нет головных болей и болей в сердце? У тебя пару позвонков не на месте. - сообщила чародейка, занявшись мышцами вдоль позвоночника на шее и спине, прощупывая их большими пальцами. - Давай я поставлю их на место. Не волнуйся, я умею это делать. - заверила она, на случай, если маг будет волноваться. В принципе, было за что. Сделаешь неправильно - травму можно получить, а это больно. Но у Вериандеро был большой опыт и в лечебном массаже, вправлении переломов, вывихов и смещений. Куда на войну без этих знаний?
- Так, положи руки себе на плечи, локти прижми к животу. - после выполненных действий, эльфийка обняла гидроманта. Ее руки обхватили его чуть выше локтей, довольно крепко. - Теперь полностью выдохни. - после, она довольно сильно прижала его к себе и приподняла его тело. Послышался хруст в грудном отделе позвоночника, а вместе с ним и чувство облегчения. Легкие смещения не очень то и чувствуешь, пока их не исправить. Это чувство познается в сравнении. Не отпуская мага из этих объятий, она чмокнула его в щеку и улыбнулась. (Что ж, зеркальный человечек, если ты и после этого ответные действия никакие не предпримешь, то ты и впрямь холодная тварь.) Зеркальными людьми она называла тех, кто сам предпринимает какие-либо действия довольно редко, но если к нему идет какое-то действие или эмоция, он на нее реагирует зеркально. То есть, если ему делают добро, он и ответит добром; зло - от него хорошего отношения к собеседнику тоже не жди. Если Вальтер хотел, чтобы она сама направляла его, как с ней общаться и как с ней действовать, то лучше это показывать, надеясь на ответную реакцию, а не просто указывать словами, что делать.
- У тебя еще в шее защемление, но без твоего разрешения я его не вправлю. Твоему подсознанию без твоего дозволения может показаться, что я хочу свернуть тебе шею. - пошутила она.
Пока эльфийка и дальше занималась спиной Вальтера.
- Я не хочу в дальнейшем больше недоразумений, как это было несколько минут назад, потому хочу сразу задать тебе пару вопросов. - начала она серьезным тоном, но не суровым. - Прошу воспринимать их как обмен мнениями. Надеюсь, прямолинейность ты ценишь.
Во-первых, какие ты видишь между нами отношения? Сначала мне показалось, что это ухаживание, нацеленное на романтические отношения, что очень меня удивило, так как ничего подобного я за тобой ранее не замечала. Но учитывая дальнейшие обстоятельства, прости, конечно, но никакой романтикой и близко не пахло. Больше напоминало встречу супругов на суше, после долгого пребывания супруга в море. Извини, если обидела, это не в упрек твоим умениям.
Во-вторых, на сколько я помню, ты состоишь в отношениях с Ярамирой, но с твоей стороны я не увидела сопротивления моему вниманию, так что, я подумала, что все не так уж и серьезно. Поправь меня, если я ошибаюсь. Если это так, то хочу знать следующее: знает ли она вообще, что ты сейчас со мной и как она на это реагирует?
В-третьих, как ты намерен действовать на публике? Если ты все же намерен продолжать наши встречи, то я бы предпочла, чтобы они не были достоянием публики. Дело не в том, что я чего-то смущаюсь или стыжусь. Прежде всего, я беспокоюсь о наших должностях. Если действовать открыто, могут появиться вопросы, а с ними и разбирательства Совета. Приняв тебя на должность своего заместителя, я уже поступила не совсем по должностной инструкции. Коллеги тогда подумали, что я назначила тебя на эту должность из личных соображений и мотивов, а это недопустимо, так как личные отношения могут привести к не совсем объективному мнению в некоторых организационных вопросах. Не буду говорить, как мне удалось убедить их в обратном, но убедила.

Да уж, разбирательство тогда было веселым. Убедить коллег, что она не спит с Вальтером удалось только тогда, когда она сказала, что мужчинами уже не интересуется, что было частичной правдой, да и некоторые старшие маги были в курсе тех некоторых историй, которые приключались с Вериандеро во времена ее обучения и после возвращения в Гильдию с войны. Так же Магистр успокоила коллег тем, что Вальтера она берет только на испытательный срок и ради эксперимента - опыт мага-иномирца мог быть "свежей" идеей в управлении Гильдии. К счастью, Валентайн это оправдал в полной мере, так что вопросы и подозрения быстро пропали.
- Если у Совета появятся какие-то подозрения, коллективное мнение может потребовать или замену заместителя, или замену руководства в целом. Я не хочу этой мороки и проблем.

+1

221

Каэлдрэ начала массаж, и чародей быстро поддался неге и блаженству, тем более что на сей раз обошлось без неприятных ощущений. Из этого состояния его вырвала фраза Вериандеро:
- У тебя нет головных болей и болей в сердце? У тебя пару позвонков не на месте. - сообщила чародейка, занявшись мышцами вдоль позвоночника на шее и спине, прощупывая их большими пальцами.
- Головные боли изредка бывают, но не уверен, что в этом вина позвонков, - промурлыкал маг.
- Давай я поставлю их на место. Не волнуйся, я умею это делать. - заверила она, на случай, если маг будет волноваться.
- Не возражаю… - хоть он и знал о рисках, но это его не останавливало. Средство исправления подобных проблем было, так что ладно.
- Так, положи руки себе на плечи, локти прижми к животу. – скомандовала Каэлдрэ. Вальтер послушно подчинился, всерьёз увлечённый своеобразным опытом; - Так, положи руки себе на плечи, локти прижми к животу. - после выполнения действий, эльфийка обняла гидроманта. Ее руки обхватили его чуть выше локтей, довольно крепко. - Теперь полностью выдохни. – маг выпустил весь воздух из лёгких, Каэлдрэ довольно сильно прижала его к себе и приподняла его тело. Валентайн ощутил кожей касание груди эльфийки, но насладиться им толком не успел - послышался хруст в грудном отделе позвоночника, а вместе с ним пришло и чувство облегчения. Не отпуская мага из этих объятий, она чмокнула его в щеку и улыбнулась. Вальтер тоже улыбнулся и, изловчившись, игриво куснул Каэлдрэ за ушко. От всех этих нежностей пробудилась и, можно сказать, восстала ещё одна часть тела мага. (И что мне теперь делать прикажешь?) - подумал маг, отвесив своему достоинству шутливый щелбан.
- У тебя еще в шее защемление, но без твоего разрешения я его не вправлю. Твоему подсознанию без твоего дозволения может показаться, что я хочу свернуть тебе шею. - пошутила чародейка.
- Звучит жутко, но я готов и весь в твоих руках, - отозвался маг, картинно разводя руки в стороны, как бы смиряясь с судьбой. Ну и внутренне подготовился к новым экспериментам над своей шеей. В основном морально.
А пока эльфийка продолжила заниматься его спиной. К тому же назрел любопытный разговор:
- Я не хочу в дальнейшем больше недоразумений, как это было несколько минут назад, потому хочу сразу задать тебе пару вопросов. - начала она серьезным тоном, но не суровым.
- Давай, - чародей говорил расслаблено, - Не обращай внимания на голос. Я серьёзен и отнесусь к вопросам со всем возможным вниманием… - заверил он.
- Прошу воспринимать их как обмен мнениями. Надеюсь, прямолинейность ты ценишь. Во-первых, какие ты видишь между нами отношения? – начала Вериандеро. Вальтер слушал её, продолжая наслаждаться массажем. Не сам вопрос, но уточняющие детали показались ему забавными или даже скорее умилительными, но как и обещал, чародей отнёсся ко всему серьёзно. Немного помолчав и подумав, Вальтер рассказал:
- Какие обиды… Извини, если ввёл тебя в заблуждение, но я не очень силён в том, что называют отношениями. Даже легкомысленен в этом плане, пожалуй. Я не претендую на то, чтобы стать единственным твоим мужчиной, так что если у тебя есть отношения с кем-то ещё, я не буду ревновать. Если только он не один из моих врагов... Что же до «наших» отношений… мне нужно как следует покопаться у тебя в голове, чтобы увидеть их. Иначе это будут просто мечтания. Но кое-что я могу сказать и так: ты мне нравишься, Каэлдрэ. Я хочу хоть иногда проводить свободное время рядом с тобой и узнать о тебе больше. Если смотреть дальше, я хочу видеть твою улыбку. Если заглянуть ещё дальше, я хочу наслаждаться твоим телом и доставлять удовольствие тебе, - всё ещё расслабленно перечислял гидромант, но в голосе присутствовали серьёзные нотки, - Если смотреть ещё дальше, я бы хотел увидеть наших детей… С некоторых пор идея о детях вызывает во мне чувства, которые я прежде не испытывал… а у тебя есть мысли на сей счёт? – он чуть повернул голову, обращая вопросительный взгляд на эльфийку.
Следующий вопрос коснулся уже Ярамиры.
- Во-вторых, на сколько я помню, ты состоишь в отношениях с Ярамирой, но с твоей стороны я не увидела сопротивления моему вниманию, так что, я подумала, что все не так уж и серьезно. Поправь меня, если я ошибаюсь. Если это так, то хочу знать следующее: знает ли она вообще, что ты сейчас со мной и как она на это реагирует?
На сей раз думать не пришлось, ответ прозвучал сразу:
- Мне нравится Ярамира. Она приняла меня. Она носит под сердцем моего ребёнка. Не думаю, что она знает о нас, она ведь сейчас не в гильдии. Спрошу, когда увижусь с ней снова… - Вальтер застыл, плечи его слегка поникли, - Ох, ну вот. Опять скучаю по ней… не люблю это чувство. Когда отпускаю его надолго, вспоминаю обо всех, кого потерял. Изгнать… - плечи чародея выпрямились, а голос снова стал расслабленным, - Продолжай, прошу… - сказал он, имея в виду то ли массаж, то ли вопросы.
- В-третьих, как ты намерен действовать на публике? – далее чародейка высказала свою просьбу и предостерегла насчёт Совета.
Валентайн оставался спокоен, хотя улыбка его немного поблекла. Думать сейчас обо всех этих советниках, их делах и их тайнах совсем не хотелось.
- Как и всегда, Каэлдрэ. Я не слишком склонен к проявлению романтических чувств на публике. Я ценю твою ответственность и те усилия, что ты приложила, чтобы я мог стать твоим заместителем. Если хочешь, чтобы наши встречи остались конфиденциальными, так оно и будет. А если вдруг что и всплывёт, то… мы что-нибудь придумаем, - он усмехнулся, даже немного хищно. Для подобных случаев у него было сразу несколько планов наготове.
- Скажи, а ты когда-нибудь пробовала водяной массаж? – в свою очередь спросил маг.

+1

222

Проявление внимания, все же, сработало, что не могло не радовать - в ответ на поцелуй, Вальтер изловчился и игриво куснул эльфийку за ушко. Она тихо рассмеялась. Однако Вериандеро едва сдержала хохот, опустив голову магу на плечо, когда тот "наказал" вновь пробудившегося друга. Про себя отсмеявшись, Каэлдрэ продолжила массаж.
Вправление позвонков Магистр решила отложить на потом, тем более, что сначала предстояло выяснить несколько вопросов.
Валентайн ответил на первый вопрос, из которого стразу стало понятно, что у него очень дивные представления об отношениях, но магичка списала все на то, что Вальтер просто еще не до конца определился, что ему от жизни вообще нужно. Вроде и хочет просыпаться в чьих-то объятиях по утрам, но при этом, чтобы был то ли простор для поисков иных вариантов, то ли простая свобода от обязательств. Из чего Каэлдрэ показалось, что в душе гидроманта ооочень много сомнений. Но тут разговор перешел немного в иное русло:
- Что же до «наших» отношений… мне нужно как следует покопаться у тебя в голове, чтобы увидеть их. Иначе это будут просто мечтания. Но кое-что я могу сказать и так: ты мне нравишься, Каэлдрэ. - Вериандеро не хотела его перебивать ответным признанием симпатии, потому просто вновь прижалась к его спине грудью и положила голову ему на плечо. Она решила повременить с массажем, пока она слушала его ответ дальше. Каждую плановую "ступень" мага, Вериандеро утверждала легким, но ощутимым плечом кивком, но тут маг произнес совершенно неожиданную фразу:
- Если смотреть ещё дальше, я бы хотел увидеть наших детей… - на этой фразе глаза стали размером с два серебренника, от шока чародейка даже на какое-то время забыла, как дышать. - С некоторых пор идея о детях вызывает во мне чувства, которые я прежде не испытывал… а у тебя есть мысли на сей счёт? – маг чуть повернул голову, обращая вопросительный взгляд на эльфийку.
Рассматривать Магистра Гильдии Магов, свою начальницу, как потенциальную мать своих детей? Слишком смело даже для Валентайна. Ведь ребенка же нужно не только зачать, выносить и родить. О нем надо заботится, растить и воспитывать. Откуда у Вериандеро на такую роскошь время, даже если бы она могла родить ребенка? Да и откуда у Вальтера на ребенка будет время? (Не уверена, что он самоотверженно для этой цели бросит работу. Или он думает отстреляться и жить себе дальше, как это происходит в природе? Будет знать, что у него есть отпрыск, и на том и успокоится? Он так сказал о детях, будто это забава такая, которая пробуждает в нем любопытные ему чувства. Разморозь себя, наконец-то, и ты просто с ума сойдешь от впечатлений!) Нет, не желала своим не родившимся детям эльфийка такого будущего.
Каэлдрэ подняла голову с его плеча, чтобы смотреть на гидроманта. (Правдивая правда тут как никогда уместна, и не придется говорить, что не вижу его в роли отца.)
- Весьма... глобальные и долгосрочные у тебя планы, Вальтер. - неловко улыбнулась эльфийка. - Но, к сожалению, нам в этих стремлениях отнюдь не попутный ветер. На роль матери будущих детей ты выбрал совсем непригодную для таких целей чародейку. Я не могу иметь детей. Совсем. - обычно такая информация мужчин пугала. Мужчины вообще очень странные существа. В ближайшие лет 10-15 детей они не хотят, но как только узнают, что женщина родить их вовсе не способна, и нет никакого риска незапланированной беременности, они бросают ее. Потом брюхатят в ближайшие сроки другую, а затем жалуются на судьбу, что детей они не хотели так рано, что их жизнь разрушена! Противоречие на противоречии, двуличие и лицемерие.
Каэлдрэ же на данный момент рассматривалась как любовница, она была не против этого. Но родить магу детей в перспективе!?
Потом Вальтер поведал о Ярамире. На этом моменте чародейка вообще перестала его понимать.
Ярамира, как оказалось, уже беременна от него, при этом, маг отметил, что она ему нравится. Он не сказал, что он любит ее или влюблен, а, как поняла Вериандеро, Валентайн просто позволил ей себя любить. Более того, несчастная его спутница даже не знала, что он тут со своей начальницей забавится. Это не было согласованным решением. Это была полноценная измена.
Маг вдруг поник и стал жаловаться, что скучает по дроу, но эти чувства он тот час же отсеял и стал просить продолжения массажа от начальницы.
(М-да, Вальтер, ты еще тот отмороженный фрукт...)
Руки эльфийки немного подустали, так что она продолжила уделять внимание спине коллеги иным способом - она проводила по его спине острыми ноготками.
- Знаешь, Вальтер, по-моему ты слегка переборщил со своим замораживающим заклинанием. - прокомментировала Магистр, не имея особого желания объяснять, что она имела в виду.
- Одного понять не могу - зачем ты рассматриваешь перспективу рождения ребенка мною, если еще даже не родился твой первенец? А ведь он отнюдь не гипотетический, и ты понятия не имеешь, как ты с ним будешь управляться, когда он на свет то появится.
Ответ на третий вопрос был уже не столь важен. Каэлдрэ и не ожидала, что маг будет устраивать нежности при других, просто нужно было, чтобы Вальтер это озвучил сам. Тогда Вериандеро не станет опасаться, что он ненароком ее обнимет при отце или матери. Лучше она и дальше будет одна в глазах родителей, чем кормить их несбыточными надеждами о семейном счастье дочери, или еще хуже - сказать правду. Ни то, ни другое озвучивать совсем не приятно.
- Скажи, а ты когда-нибудь пробовала водяной массаж? – в свою очередь спросил маг. 
Вериандеро вопросительно скривила бровь. (Это все, что ты сейчас хочешь от меня узнать? Мы тут откровенные беседы ведем, ты хотел меня получше узнать, а тебя интересует, нравится ли мне водяной массаж? Чудной ты, Валентайн.)
- Смотря что ты имеешь в виду. - пожала плечами Магистр. - Пробовала я находится под природными сильными потоками в горячих источниках. Это было похоже на массаж. Водяной массаж же, сотворенный человеком - нет, не пробовала.

+1

223

Его «планы» кажется, даже снискали одобрение у Каэлдрэ, она даже остановила массаж, приникла к нему и положила голову на плечо. Вальтер потёрся о неё щекой. (Иногда ты ведёшь себя как кот, Валентайн…)
А вот видение с детьми немало удивило Вериандеро, Вальтер даже на некоторое время перестал чувствовать её дыхание.
- Весьма... глобальные и долгосрочные у тебя планы, Вальтер. - неловко улыбнулась эльфийка. - Но, к сожалению, нам в этих стремлениях отнюдь не попутный ветер. На роль матери будущих детей ты выбрал совсем непригодную для таких целей чародейку. Я не могу иметь детей. Совсем.
Чародей слегка напрягся. Если для Каэлдрэ это была больная тема, то не стоило бередить старые раны. Но всё-таки кое-что нужно уточнить…
- О, прости, если нечаянно задел… - быстро проговорил чародей, немного погодя он всё же добавил: - Однако я всё же не могу не спросить: хотела бы ты детей, задумывалась ли ты о них?
Массирующие движения рук чародейки сменились «полосованием» острыми ноготками. Тоже неплохо, несмотря на «остренькие» ощущения.
- Знаешь, Вальтер, по-моему ты слегка переборщил со своим замораживающим заклинанием. - прокомментировала Магистр.
- М? – удивлённо протянул маг, не слишком задумываясь над содержанием.
Вальтер магией регулировал температуру в ванне, чтобы вода не остыла. Сейчас как раз настало время немного подогреть.
- Одного понять не могу - зачем ты рассматриваешь перспективу рождения ребенка мною, если еще даже не родился твой первенец? А ведь он отнюдь не гипотетический, и ты понятия не имеешь, как ты с ним будешь управляться, когда он на свет то появится, - спросила чародейка.
Валентайн вдруг звонко и весело рассмеялся. Он перевернулся набок, левой рукой приобнял Каэлдрэ, положил голову ей на одну грудь и пальцем правой руки стал выводить невидимые символы на другой.
- Каэлдрэ, ты просто очаровательна! Не ожидал этого вопроса… Я не смогу тебе ответить полностью, ибо не в состоянии подобрать слов. Это иррациональное стремление, возможно даже довлеющее над простым инстинктом продолжения рода. Это не поддаётся скрупулёзному анализу, - приговаривал он, выводя завитки особо сложных символов на коже чародейки.
- Хочу познать это чудо. И всё тут… Я хочу увидеть наших с Ярой детей. Я бы хотел увидеть наших с тобой детей. Невозможность их появления – слишком слабая отговорка для того, чтобы я не думал об этом.
Он уткнулся носом в плечо Каэлдрэ, о чём-то задумавшись, затем пристроил голову поудобнее и продолжил:
- Что же до остального, ты говоришь так, будто я стану первым занятым и сдержанным отцом в истории! У меня немало забот, и я могу не вернуться с очередной миссии, а в Яре живёт неукротимый дух приключений... Едва ли мы сможем проводить много времени с детьми. Да и опыта у нас нет. По крайней мере, у меня. Скорее всего нам понадобятся няньки, и я уже подобрал несколько вариантов, - он говорил спокойно, уже не раз и не два обдумав всё это.
- В детстве я чаще видел нянек, учителей и воспитателей, чем маму с папой, но любил родителей всем сердцем! – вдруг поделился Вальтер, - Я искренне благодарен им за то время, что они провели со мной и то, чему они меня научили… уже сейчас я думаю о том, что смогу передать своим детям именно я.
Хоть он и не отказался бы проводить больше времени с родителями, у Вальтера всё же было счастливое детство. До определённого момента... всё же у каждого своё счастье.
- Расскажи мне что-нибудь о себе, если не против… Что угодно, как сама захочешь…
- Смотря что ты имеешь в виду. - пожала плечами Магистр, когда гидромант спросил её про массаж. - Пробовала я находится под природными сильными потоками в горячих источниках. Это было похоже на массаж. Водяной массаж же, сотворенный человеком - нет, не пробовала.
- А хочешь попробовать? – с улыбкой предложил Вальтер, подняв взгляд чародейку.

+1

224

Категоричное отрезание темы детей не остановила Валентайна от расспросов. Он не унимался. Он извинился, подумав, что чародейку как-то задевает ее неспособность плодится, а потом спросил, думали она когда-то о детях в принципе.
- Ну, было бы странно, если бы я за шесть веков ни разу не подумала об этом. - криво усмехнулась чародейка уголком губ. - Разумеется думала, лет триста назад могла бы даже сказать, что хочу дочь. Но сейчас - нет, не хочу я детей. Я сделала свой выбор в пользу магии. Увы, в период, когда я способна была родить, ребенка сделать не получилось.
Они с Арто хотели дочь, она отлично это помнила. Так сильно хотели, что даже секс уже был не в удовольствие, скорее, это были отчаянные попытки зачать. Но ничего не выходило, не смотря на то, что Каэлдрэ тогда была абсолютно здорова. Эльфийские корни чародейки давали шанс на овуляцию лишь раз в 10 лет, и после пяти попыток стало ясно, что дочь никак не получится. Арто корил себя. Видимо, Элдрэ застала его в тот период, когда уже маг был такой силы, что не мог нести потомство. "Во всем должно быть равновесие".
Потом началась война, и именно тогда будущий Магистр Гильдии осознала, что будет с ее ребенком. Магичка-мать, которая по долгу службы может в любой момент куда-то сорваться и не вернутся, оставив ребенка сиротой. Ближайшие родичи, это супруги Вериандеро, которым достанется внучка. А внучка будет расти среди дриад и станет очередной дочерью Кариона, у которой почти нет права на свою жизнь. Она будет лишь вольна выбирать, хочет ли она родить ребенка от этого новоприбывшего мужчины - вот ее единственный выбор. Вериандеро не желала своим детям такой судьбы, не смотря на то, что свою мать и ее культуру она любит и уважает.
Каэлдрэ повезло. Ее сила была столь сокрушительной, что ее нельзя было оставлять в Карионе. Да и отец очень помог, постоянно споря с матерью относительно наследницы. Именно поэтому потомок дриад не был похож на дриаду.
На вполне логичный вопрос, зачем Вальтеру нужно, чтобы и Каэлдрэ ему родила, он неожиданно рассмеялся, и даже стал ластится, обнимая ее и приникая к ее груди. (Ну, можешь же, когда хочешь, холодная тварь.) - насмешливо хмыкнула чародейка, в ответ обняв и поглаживая коллегу по спине.
Ответ на вопрос прозвучал так, будто это была цитата из какого-то учебника - много терминологии, благо, хоть понятная, но, по-своему, очаровательная. Вальтер видел в рождении дитя некое чудо, на столько большое, что готов был плодить, плодить, и еще раз, плодить. Вериандеро подавила смешок, так как такая наивность мага в этом вопросе была очень умилительна.
Каэлдрэ, в свое время возясь со своими младшими сестрами, которых она застала восемь, а так же возясь с детьми других дриад, смотрела на детей вовсе не как на чудо. Скорее уж, с жестоким реализмом.
Она и на родах помогала, и роды, будучи постарше, даже принимала. Никакого чуда в кричащем, только что извлеченного из чрева младенце, она не видела. Он был даже противен, но увы, инстинкты и гормоны сделали так, что мать любила и умилялась существу, которое только что из нее вышло после мучительных девяти месяцев вынашивания и нескольким часов родов.
А чародейка видела следующее: абсолютно не приспособленное к самостоятельной жизни существо, что недопустимо даже в животном мире, с красно-синей кожей, в слизи, очень громко кричащее. Будь они не разумными существами, такой крик привлек бы внимание хищников, и ребенок не прожил бы и нескольких минут. И понадобится не один год, что это существо не то чтобы постояло за себя, а, хотя бы, научилось самостоятельно есть и говорить. В то время как у животных развитие происходит всего за несколько месяцев. Самое обидное было то, что у гуманоидов были те же правила эволюции, что и у животных. Те же естественные враги, болезни, голод...
Подобного рода высказывания всегда вызывали у молодых мамочек, особенно в эльфийских поселениях, так как дриады более рациональны в этом вопросе, ужаснейшие возмущения, мол, как можно не любить своего ребенка? На что Каэлдрэ всегда отвечала, что она и не обязана его любить, особенно так, как "любят" своих детей матери, наряжая младенцев в дурацкие наряды, чтобы умиляться. Она готова о нем заботится, чтобы вырастить полноценного сильного индивида, но она не будет умиляться каждой молочной отрыжке на плече и сюсюкать по любому поводу. Любить она свое дитя будет тогда, когда оно будет иметь свое мнение, пусть даже отличающееся от мнение матери, и Каэлдрэ будет понимать, что говорит с разумным существом. С личностью.
- Я бы хотел увидеть наших с тобой детей. Невозможность их появления – слишком слабая отговорка для того, чтобы я не думал об этом.
- Ну, в этом ты прав. - лишь сказала на это Вериандеро.
Он уткнулся носом в плечо Каэлдрэ, о чём-то задумавшись, затем пристроил голову поудобнее и продолжил:
- Что же до остального, ты говоришь так, будто я стану первым занятым и сдержанным отцом в истории! У меня немало забот, и я могу не вернуться с очередной миссии, а в Яре живёт неукротимый дух приключений... Едва ли мы сможем проводить много времени с детьми. Да и опыта у нас нет. По крайней мере, у меня. Скорее всего нам понадобятся няньки, и я уже подобрал несколько вариантов. В детстве я чаще видел нянек, учителей и воспитателей, чем маму с папой, но любил родителей всем сердцем! Я искренне благодарен им за то время, что они провели со мной и то, чему они меня научили… уже сейчас я думаю о том, что смогу передать своим детям именно я.
(А, ну это все проясняет. Правда сейчас у меня иной вопрос: почему Вальтер сейчас говорит со мной о детях почти сразу после секса, и почему он лежит у меня на груди, а не наоборот?!)
Вот и нашлось еще одно несоответствие во мнениях. Думая о своих детях, у Каэлдрэ и в мыслях не было, чтобы ее дочкой занимался кто-то посторонний. Какой бы странной не была ее собственная семья, но воспитанием всегда занимались, в первую очередь, отец и мать. Вальтер же, по семейной традиции, думал взвалить на чужие плечи эту большую ответственность, пока сам он работает, или, по настроению, идет к другой женщине на огонек, а мамочка ищет очередных приключений на свою задницу. ("Отличная" семья!)
- Я сейчас побуду саркастичной сволочью, Вальтер, но все-таки спрошу, кто из такого воспитания в итоге получился? - перевела взгляд Магистр на заместителя. - Я вижу сейчас мужчину, который с легкомыслием смотрит на отношения, и, заметьте, сказала это не я вовсе. С одной барышней этот мужчина уже сделал ребенка, причем внебрачного, и теперь, без ее ведома, лежит со своей начальницей в ванной, и преспокойно обсуждает, как бы хотел заделать ребенка с ней. Причем я не вижу никаких даже намеков на крепкие семейные узы ни с одной женщиной, ни с другой. Мое педагогическое нутро очень настойчиво говорит, что кто-то в твоем воспитании определенно прокололся. Хотя бы в том, что не пояснили, что такое настойка физалиса. - настойка физалиса была не сколько противозачаточным средством, сколько средством, которое применяли для абортов. Его можно было пить в любое время до 2 месяцев, чтобы спровоцировать выкидыш. Чем раньше настойку принимают, тем легче женщиной переносится этот процесс. - Ты ведь не так жил, верно? Не такие отношения были у твоих родителей? А ведь пока так и складывается судьба у твоих собственных детей. За что ты уже их наказываешь, позволь узнать? Ведь в большинстве случаев дети перенимают модель поведения родителей. Будут ведь так же как мать искать приключений на задницу, а потом со всем отцовским легкомыслием трахать всех, кто просто "нравится". И никакие няньки от этого не уберегут, уж поверь мне.
- А хочешь попробовать? – с улыбкой предложил Вальтер массаж, подняв взгляд чародейку.
-Хочу, но после своего повествования.
Раз уж мы про свои семьи начали, то, пожалуй про нее и расскажу. Устраивайся поудобнее, это надолго.
Я - признанный бастард рода Вериандеро. Во владениях князей Элинселей, мой отец Эльтер Вериандеро, носит титул графа. Моя мать - Агатта Рельфенс, простая дриада, в свое время просто унаследовавшая фамилию того, кто был ей отцом. Я была первенцем у отца, у матери я четвертая дочь. Но сводных сестер я не помню, они погибли при разных обстоятельствах, кто-то еще до моего рождения, кто-то когда я была совсем маленькой.
С мамой папа познакомился в Карионе, прямо скажем, придя туда не для благородных целей. Но со временем он проникся чувствами к ней, и вознамерился сделать меня наследницей всего, что принадлежит роду Вериандеро. Когда я появилась на свет, я получила фамилию отца, но в дворянстве, естественно, такой расклад не признали. Но папочке было плевать на мнение тех, у кого наследники появлялись потому, что семьи совокуплялись между собой, плодя в результате инцестов нездоровых детей.
До трех лет я жила с матерью, отец приезжал каждый год на несколько месяцев, чтобы участвовать в моем воспитании, потом возвращался в имение в Бетельгейзе по работе. Мой папа работал на тот момент частным преподавателем магии.
Когда мне исполнилось три года, началась череда воспитательных работ. Год я жила в Бетельгейзе с отцом, год - с матерью в Карионе. Отец меня очень баловал, я по дому ничегошеньки не делала. Жила в роскошной детской, у меня было полно кукол и сладостей. Меня учили языкам, верховой езде. У меня даже свой пони был! Пытались даже учить петь, но случилась незадача - слух у меня был, а вот с голосом была полнейшая печаль. Так что, ограничились тем, что научили играть на арфе.
У мамы же дома были абсолютно противоположные условия. Жесткая постель, еда та, что добудешь. Чтобы мыться, нужно было купаться в горячих источниках, вода в которых была с примесью серы. Учили сражаться и стрелять из лука. По вечерам были песни у костра.
Под конец каждого такого года, я скучала по прошедшему. В конце материнского "лагеря", я хотела поскорее в жестяную ванну и в мягкую постель, а у отца потом тосковала по тренировкам и жаркому из свежайшей оленины.
Не смотря на нестандартный подход и некоторую дистанцию между родителями, я не чувствовала ни к себе, ни по отношению их друг к другу, отсутствия любви. Для долгожителей разлуки в один год не существенны и проходят очень быстро.
Так продолжалось до моего моего пятнадцатилетия. Отец очень сильно поругался с матерью и они два года не разговаривали. Причина была во мне, вернее, в разнице культур. У эльфов совершеннолетие наступает в 70 лет, у дриад - в 15. Именно руководствуясь законами места, в котором я тогда находилась, мама решила, что мне пора бы стать женщиной. Что, собственно, и произошло. С точки зрения отца, это было растление малолетней. Я приняла сторону мамы. Папа и на меня тогда обиделся, но, как потом сказал, быстро отошел.
Но именно после этого начали проявляться мои магические способности, пока в семнадцать лет они не достигли апогея неконтролируемости. Тогда папа вернулся в Карион и привел меня в Гильдию. Моим наставником стал тортериуминский маг Арторидель Бальдерон. Так началась моя история в качестве ученицы Гильдии Магов.
Ты там не уснул?
- поинтересовалась она у Вальтера, так как она так увлеклась рассказом, что не смотрела на него. Просто продолжала его гладить по спине.

+2

225

- Ну, было бы странно, если бы я за шесть веков ни разу не подумала об этом. - криво усмехнулась чародейка уголком губ. - Разумеется думала, лет триста назад могла бы даже сказать, что хочу дочь. Но сейчас - нет, не хочу я детей. Я сделала свой выбор в пользу магии. Увы, в период, когда я способна была родить, ребенка сделать не получилось.
- Ясно. Вряд ли это был простой выбор, я уважаю твоё решение… - прокомментировал чародей, обдумав её слова.
- Я сейчас побуду саркастичной сволочью, Вальтер, но все-таки спрошу, кто из такого воспитания в итоге получился? - перевела взгляд Магистр на заместителя и стала рассказывать о том, что же она сейчас видела в Валентайне. Чародей с улыбкой слушал её. Для мага у Каэлдрэ оказались на удивление традиционные представления. Другие его качества, кроме легкомысленного отношения к отношениям, сейчас не рассматривались, да и пусть.
Однако очередная фраза Вериандеро резко изменила его спокойное отношение:
- Мое педагогическое нутро очень настойчиво говорит, что кто-то в твоем воспитании определенно прокололся. Хотя бы в том, что не пояснили, что такое настойка физалиса.
Вальтер довольно спокойно относился к критике в его адрес от «своих». Но была всё же черта, за которую не стоило переходить. За этой чертой и доброжелательные замечания и невинные шутки воспринимались совсем иначе. И одна из таких черт была только что пройдена. Лет десять назад в лучшем случае чародей оборвал бы на этом разговор. Но со временем Вальтер стал лучше себя контролировать. Поэтому единственное, что случилось – он перестал улыбаться. Но продолжать разговор больше не хотелось.
Гидромант продолжал слушать Каэлдрэ, но скорее из любопытства и уважения к откровенности, чем по желанию.
«Трахать всех, кто просто «нравится»». Что ж, заслуженно, ведь так оно и получилось. Правда, были оговорки. Очень немногие… почти никто не мог понять разницу между «нравится» Вальтера и ему подобных и «просто нравится» нормальных людей. Для Вальтера это было не просто обозначение привлекательности, а… сложное чувство. Вальтеровская форма любви – подходящее определение, но Валентайн не осмелился бы применить к своим недочувствам слово любовь. Привязанность тоже не совсем верно отражало смысл… Ему было тяжело привязываться к кому-то, словосочетание «просто нравится» выглядело для него злой насмешкой, но Вальтер уже давно зарёкся пытаться объяснять свои чувства и даже перестал обижаться на такие пассажи. То ли плохо объяснял, то ли смертные не самые благодарные слушатели…
А потом Каэлдрэ рассказала свою историю. Её маг слушал с неподдельным интересом и на некоторое время даже позабыл о том, что у него пропало желание продолжать разговор. Но ненадолго.
- …Ты там не уснул? - поинтересовалась она у Вальтера, так как она так увлеклась рассказом, что не смотрела на него. Просто продолжала его гладить по спине.
- Нет. Но нам уже пора, - просто сказал Вальтер и выбрался из ванной.
Вытершись полотенцем, он  молча оделся и хотел уже выйти из ванной комнаты, но всё же задержался.
- Ты спрашивала, кто из такого воспитания в итоге получился? Получился я! – сказал чародей, стоя спиной к Магистру. В глазах его сияли льдинки, а на губах застыла жестокая усмешка, - Когда миленький, ласковый, ранимый ребёнок Вальтер узнал о гибели его обожаемых родителей, его нежное сердечко разбилось! Как и он сам… рядом не было никого, кто смог бы облегчить страдания несчастного, не самые хорошие люди отделили его даже от брата с сестрой. Он остался один в мире интриг, где расплата за просчёт могла оказаться куда хуже отрубленной за воровство руки бездомного! Но маленького Вальтера воспитывали в традициях семьи Валентайн! Он собрал по кусочкам своё маленькое сердечко – и хоть из этого вышло Ледяное Сердце, я вполне доволен результатом! Я смог пройти там, где не смогли остальные, я выстоял там, где пали прочие! Вальтер Валентайн отыскал свой путь в жизни. Этому я смогу научить своих наследников…
(И скажи мне, Каэлдрэ: много ли из твоих правильно воспитанных коллег и друзей пришли тебе на выручку, когда ты оказалась в тюрьме Стордса?!) - подумал Вальтер, но так и не озвучил эту мысль. Не смотря на то, что подобных ему почти никто не понимал, над ними насмехались и их презирали, чародей всё же любил этих глупых, слепых, странных смертных. И если эти злопыхатели окажутся на краю гибели, Вальтер будет насмешливо смеяться... и всё-таки подаст руку помощи. Валентайны своих не бросают.
Его усмешка смягчилась, гидромант повернул голову к Каэлдрэ:
- А если они при этом ещё и трахаться научатся, то я совсем не против, - весело добавил он, - Добрых снов, Каэлдрэ. Мне нужно помедитировать…
С этими словами он вышел из ванной и отправился в гостиную.

+1

226

Чародейка с удивление обнаружила, что у Вальтера пропало настроение. Он просто выбрался из ванной. (Что обещанного массажа мне уже не светит?) - подумала она, при этом ее брови приподнялись. Единственное, что могло испортить коллеге настроение, это критика в его адрес. Вериандеро не верилось, что он устал слушать ее биографию.
Пока Вальтер одевался, Каэлдрэ тоже молча выбралась из ванной, вытерлась полотенцем и накинула на себя сорочку. Волосы она распустила.
http://se.uploads.ru/t/nA5c6.jpg
Чародей уже хотел выйти из ванной, от чего магичка нахмурилась, не понимая, чего он взбеленился, но вскоре последовали объяснения его поведению. Общая суть обиды была ясна и понятна, достойная того, чтобы Вериандеро попросила прощения, но то, как выразил ее Вальтер, было слишком странно. Речь чуть ли не призывала то ли пожалеть его, этого несчастного мальчика, то ли, в связи с этими жизненными обстоятельства, оправдать его некоторые недостатки.
- Вальтер Валентайн отыскал свой путь в жизни. Этому я смогу научить своих наследников…
Гидромант повернул голову к Каэлдрэ:
- А если они при этом ещё и трахаться научатся, то я совсем не против, - весело добавил он.
(Конечно, куда нам в этом жестоком мире без таких важных умений?)
- Добрых снов, Каэлдрэ. Мне нужно помедитировать…
С этими словами он вышел из ванной и отправился в гостиную. 
Вериандеро всплеснула руками и хлопнула себя ладонями по бедрам.
- Восхитительный вечер! - тихо, но злобно прошипела она, укоризненно покачивая головой. (Я ведь предупредила, что я буду саркастичной сволочью.)
Все-таки, Вальтер-коллега ей нравился куда больше. Пока он не начал проявлять к ней внимания, как к женщине, ее абсолютно не волновала его личная жизнь и отношение к отношениям в принципе. Она ценила его ум, усердие, трудолюбие, преданность и стремление помочь, а главное, что он больше делал, чем говорил, это качество вообще в людях редко встретишь. А теперь, когда они надумали видится не совсем по работе, Каэлдрэ, по старой привычке, искала, откуда у недостатков партнера растут ноги, чтобы убрать их. Вот и доискалась, причем до того, что Вальтер, судя по всему, недостатком вообще не считает. Отсюда и очередной конфликт приключился, а ведь она перешла откровенности, чтобы их как раз и не было!
Работать с Валентайном было одно удовольствие, без него, наверное, Магистр бы чувствовала себя, как без руки, причем, правой. Но вести с ним отношения, выходящие за рамки работы, она определенно не могла. Истерзанное, разодранное сердце что-то требовало, а эльфийка это категорически запрещала.
(Не нужно все это продолжать...)
Похоже, слишком рано они перешли на откровения. Вернее, зря они вообще все это начали. Первый опыт был совсем неудачен, это было и к лучшему - легче будет забыть и спокойно работать дальше. Коль Ярамира появится с претензиями, если вообще явится, Каэлдрэ перед ней извинится и признает вину за случившееся. На этом все и закончится. Не впервой делать вид, что ничего не случилось.
Такие откровения, которые она слышала от Валентайна, Вериандеро считала лишними на первом "свидании". (Может и мне в жилетку поплакаться на свою судьбу, а? Рассказать, как мне с Арто запрещали женится? Рассказать, как мы не могли создать полноценную семью? Как он не сказал, что смертельно болен, и он не дал провести оставшиеся ему годы рядом с ним? Как мне демон разбил сердце и убил моих сестер? Как я лишилась лучших друзей? Да и вообще, умираю от двух болезней сразу, и жить мне осталось от силы несколько лет? Ага, спешу и падаю!) Либо она что-то не понимала в отношении к себе, либо Вальтер запал на нее очень давно, и решил доверить ей такую информацию. Второй вариант она исключила сразу. Ей вообще не верилось, что она может кому-то по-настоящему нравится. Да, внешностью ее природа не обидела, она это понимала, но у нее был сложный характер. Слишком самостоятельный, если можно так выразится. Пары обычно дополняют друг друга, у Каэлдрэ же было все. Мужчины обычно чувствуют себя рядом с ней ущемленными. А ведь ей хотелось быть рядом с тем, кто может ее защитить, поддержать, подставить плечо. Но таких были единицы.
Потому то Вериандеро больше удавались отношения с девушками - чародейка в их глазах была той опорой, которую они искали в мужчинах. И защитит, и решит проблемы, возьмет на себя ответственность. Ну, и... в постели не хуже мужчины. 
Каэлдрэ вышла из ванной, направляясь тоже в гостиную. Оттуда она забрала свои вещи и заклятием левитации убрала все со столика на кухню, в общем, позаботилась, чтобы не было следов застолья.
- Я не знала о твоих родителях, прости меня. - обратилась она к Вальтеру. Сейчас было лишним объяснять, что она не их имела в виду, не это она хотела сказать, и так далее. Все равно его сейчас не убедишь в обратном. Сама бы она вряд ли обиделась на те слова, так как сама не пример нравственности, однако немного в ином направлении, но в чем-то она Вальтера понимала. Скажи кто-то что-то плохое о ее родителях, даже вскользь, незамедлительно был бы просто побит. Без лишних слов. Просто раз - и сломан нос. Он, видимо, воспринял все именно так.
Правда это вовсе не значило, что она не хотела его задеть. Она хотела его задеть, она сознательно наговорила ему те слова, хотя могла и опустить некоторые реплики. (Питать чувства к тому, кто скоро умрет? И врагу не пожелаешь таких мук. Пусть лучше на меня злится, и мы сможем спокойно работать дальше.)
- Доброй снов. - на том она отправилась в свою спальню.
Она бы поняла, если Вальтер сейчас предпочел уйти, но помедитировать в гостиной? (Просто успокоится что ли хочет? Потом придет? Да нет, я бы не пришла...)
Войдя в комнату, чародейка тот час же почувствовала магические потоки, которые тут пересекались. Это не плохо взбодрило.
- Эх, какой тут сон уже? Утро на дворе. - махнула на кровать рукой Элдрэ.
Уже через несколько часов прибудут ее родители, нужно было выглядеть более-менее хорошо. Они и так за нее волнуются, зачем давать повод усомнятся в состоянии ее здоровья?
Вериандеро принялась вновь приводить себя в порядок у зеркала, убирая с помощью кремов и всяких зельев следы бессонной ночи. Оставалось теперь привести в порядок волосы. Вновь начались терзания ее головы гребешком, вот только на сей раз нервы Каэлдрэ сдали. В очередной раз пытаясь расчесать колтун, она с грохотом выбросила гребешок на пол, из шкафчика чародейка достала ножницы. Щелк-щелк-щелк. Одна за другой на пол падает рыжая прядь, скручиваясь, как пружинка. Щелк-щелк. И вот последняя прядка упала на пол.
Ее волосы вьются пуще прежнего, лишившись своей тяжести. Кудри теперь едва доходят до лопаток. Каэлдрэ встряхнула головой, от чего они становятся только пышнее. Примерно так она выглядела лет 200-300 назад. Стрижка, все же, сделала ее моложе. Будь еще веснушки, которые были у нее до определенного момента в молодости, было бы смешно. Недовольно сдув со лба кудряшку, Каэлдрэ стала собирать пряди волос с пола.
Недовольна она была еще и потому, что ее нутро раздразнили, но она осталась неудовлетворенной. Ей долго приходилось себя отвлекать, чтобы подавить естественную потребность в мужчине, и это удалось. Она на столько загрузила себя работай, что сил хватало только на то, чтобы хотеть только спать и есть. А теперь пробудили еще одно чувство, которое обуздать не потрудились. (Хорошо хоть хлопот сегодня много, может, отвлекусь хоть не много…)
Но это потом, а что сейчас то делать? (Хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам!) Эта поговорка была универсальной чуть ли не под все на свете. Так что, покончив со сборкой волос, сложив их в мешочек и спрятав в шкаф, Вериандеро нырнула в кровать, закрывшись от мира одеялом. Одна рука ее опустилась вниз, другая оказалась у нее на груди. Чародейка знала что делать, чтобы ей было хорошо, увы только, одного раза было ей совсем не достаточно…

+2

227

Вальтер уже устроился на полу в гостиной, когда вошла Каэлдрэ.
- Я не знала о твоих родителях, прости меня. - обратилась она к Вальтеру.
- Почему ты извиняешься? Твоей вины в их смерти нет, - Вальтер усмехнулся, - Если тебя беспокоит, что чем-то оскорбила меня, я скажу. Хотела ты того или нет, ты задела честь моей семьи. Однако ты не была в моём мире и не можешь верно оценить это. И я не буду держать на тебя зла. Поверь, ты бы почувствовала, будь это не так. Не думай об этом, лучше иди спать.
- Добрых снов. - на том Магистр отправилась в свою спальню, а Валентайн погрузился в медитацию.
Чародей сидел на полу, сложив ноги под собой. Во время медитации к нему пришла очередная порция знаний от двух бывших слуг из Дубового города. А кроме того дошли сигналы руны, что он установил на бубне вампира. Оказалось, что с бубном вампир отправился в глубь Северных гор, аж к тамошним гоблинам в гости. Правда, когда бубен попал в руки какого-то существа со странной аурой, руна исчезла…
Вальтер прервал медитацию, когда на его лицо упали первые лучи солнца. Он разлепил веки и поднялся. Выпрямившись и сладко потянувшись, он посмотрел на улицу, но не подходя к окну и держась тени, чтобы какой-нибудь случайный прохожий или перехожий не увидел его снаружи. Дождь прошёл, на небе не осталось ни облачка. Хорошая погода обещала продержаться весь день. Валентайн был свеж и полон сил, как после крепкого здорового сна.
(До начала рабочего дня ещё есть время, но лучше мне выходить, пока не проснулась Лори. Что у нас на сегодня из дел? Заглянуть к Таурэне, отчёты Аларина и поговорить с Абери – ну, этот пункт пока оставим под вопросом. Про Артура пока лучше не говорить. Дело спешки не требует, а Каэлдрэ может огорчиться.)
Составив краткий список задач, чародей снял мантию и быстренько сделал зарядку. Затем он привёл себя в порядок и оделся. (Сделаю себе и ей чая и пойду.)
Отыскав кухню, Вальтер провёл на ней небольшой и аккуратный обыск, чтобы найти всё необходимое. Хозяйничать на чужой кухне у многих народов не принято, но вряд ли сей грешок сильно испортит впечатление о гидроманте после изнасилования хозяйки этой самой кухни.
Сосредоточившись, он отыскал в доме сознание Каэлдрэ. Чародейка бодрствовала и активно чем-то занималась. Возможно, тоже зарядкой. Сделав два горячих чая и чуть их остудив, Валентайн пошёл с ними к спальне Каэлдрэ. На чаши он наложил заклятье, чтобы чай из них не пролился. А то с утра уж очень легко споткнуться. Дойдя до двери спальни, Вальтер постучал в дверь локтем и спросил:
- К тебе можно?
Параллельно он прислонился плечом к двери, ожидая ответа…

ОФФ. Не знаю, закрыта ли дверь спальни и в какую сторону она открывается, так что будут ли последствия от его "прислонения" или нет - решать тебе)

+2

228

Веселье у чародейки было в самом разгаре. Ей удавалось добиться успеха, но буквально через несколько секунд все повторялось вновь, так как тело требовало еще, еще и еще, за те семьдесят лет воздержания чувств, которые она подавляла, словно жрица в монастыре. Ее воображению даже рисовать перед собой никого не приходилось, чтобы возбудится.
После очередного краткого перерыва, Каэлдрэ уже надумала начинать все вновь, но ее прервали. В дверь глухо постучали, а затем чародейка услышала голос Валентайна.
- К тебе можно?
Послышался лязг латунного замка, говоривший о том, что дверь толкнули с той стороны. Дверь в комнату была не заперта, но чтобы открыть ее, нужно было повернуть ручку, а Вальтер это не сделал, стало быть, либо ждал разрешения, либо у него были заняты руки.
В любом случае, сию секундного разрешения войти не было. Вериандеро тут же вскочила с кровати и быстро накинула на себя шелковый фиолетовый халат, прямо поверх сорочки, так как переодеваться времени не было. О том, чем она занималась, мог рассказать лишь выраженный на щеках под глазами румянец, ну и, влажная сорочка, о которую эльфийка в спешке вытерла руку, но, к счастью, халат все скрыл. Чародейка поправила остриженные волосы и направилась к двери.
Открыв ее она обнаружила Валентайна с двумя чашками чая. (О, уже осваивается в доме.) - подумалось Каэлдрэ, понимая, что чтобы его приготовить, чародею пришлось осмотреть шкафчики, так как чай был отнюдь не на виду, а где он был точно, маг знать не мог.
Эльфийка тут же взяла у него из рук одну чашку, чтобы он не мучился.
- Спасибо. Проходи. - сказала она, жестом приглашая в спальню. - Хочу кое-что сказать.
Валентайн, переходя порог комнаты, не мог не ощутить магических потоков, которых тут пересекалось, по меньше мере, три. Причем, чем ближе подходишь к кровати, тем сильнее это ощущалось. Вериандеро направилась прямо туда, после того как закрыла дверь.
Присев на край кровати и отпив немного чая, чародейка заговорила:
- Знаешь, Вальтер, - голос ее с утра хрипел, потому она прочистила горло, прежде чем продолжить фразу. - Я все обдумала и, мне кажется, что все, что мы сделали, было... огромной ошибкой. - покачала она головой и вновь пригубила напиток. - Думаю, нам нужно жить, как мы жили до этого и тогда все будет хорошо. Мне нужно вернутся к работе, тебе - к работе и семье, которая у тебя скоро появится. Так будет лучше... для всех.
Она не смотрела на чародея, пока она это говорила. Глаза были устремлены то ли в пол, то ли в чашку. Было видно, что ей тяжело все это говорить. Но она не плакала. И даже грусти на лице не было, скорее, холодность.
- Кстати о семье. - тут же переключилась она на другую тему, поднимая глаза, словно чародей уже согласился с ее раскладом. - Вам с Ярамирой не нужна какая-либо помощь? Может, тебе повысить жалование?

+1

229

Пришлось немного подождать, пока эльфийка не появилась собственной персоной.
- Заходи. - сказала она, жестом приглашая в спальню. - Хочу кое-что сказать.
- Только ненадолго, мне уже нужно выходить… – отозвался Валентайн, проходя внутрь, - Ты подстриглась. Так тебе тоже идёт, - отметил он, приглядевшись к эльфийке.
Вальтер вошёл в спальню Магистра. Место для спальни она выбрала удачно – на пересечении нескольких магических потоков. Удобно для магов.
Вериандеро закрыла за ним дверь и села на кровать. Вальтер остался стоять и потихоньку потягивал свой чай.
- Знаешь, Вальтер, - голос ее с утра хрипел, потому она прочистила горло, прежде чем продолжить фразу. - Я все обдумала, и, мне кажется, что... все это было... огромной ошибкой. - покачала она головой и вновь пригубила напиток. - Думаю, нам нужно жить, как мы жили до этого и тогда все будет хорошо. Мне нужно вернутся к работе, тебе - к семье, которая у тебя скоро появится. Так будет лучше... для всех.
Каэлдрэ вперила взгляд в пол. Чародей внимательно посмотрел на неё. На его лице не дрогнул ни единый мускул, но о чае он на время забыл. Валентайн сам это ошибкой не считал, но вряд ли бы чародейка стала бы так говорить без причины.
Неожиданный поворот.
Собственные желания конфликтуют с озвученной просьбой, а то и решением. В голове роятся мысли, варианты, вопросы, но… достаточно. Немного пополненный медитацией запас эмоций обнулился в момент. Дальнейшие попытки только приведут к истощению резервов. С не очень высокой вероятностью на успех, учитывая прошлые результаты. Впереди дела, нужны силы. Вернуться к размышлениям об этом, когда снова накопятся требуемые эмоциональные силы.
Молчание начало затягиваться. Тогда Вальтер начал говорить и голос его стал бесцветным:
- Можем попробовать. Не обещаю, что у меня получится, но если ты считаешь, что так будет лучше, я попытаюсь, - чародей вспомнил про чашку чая у себя в руке и сделал крупный глоток, - Только мне нужно знать, что это всё не причинит тебе ещё больше страданий. Я могу стереть и заменить тебе воспоминания об этой ночи, если нужно… можно хоть сегодня, но позже.
Извлечённые воспоминания можно было при необходимости сохранить для быстрого последующего восполнения. Впрочем, и без этого их можно было потом восстановить.
- Кстати о семье, - тут же переключилась она на другую тему, поднимая глаза, - Тебе ведь, в связи с прибавлением, полагается прибавка к жалованию. Я так понимаю, тебе ее начислять не официально, чтобы за тобой не волочились с поздравлениями? Или это лучше сделать, когда ребенок родится?
Валентайн залпом допил оставшийся чай.
- Лучше отложить до появления ребёнка… - ответил Вальтер, чуть подумав, - У тебя здесь вкусный чай. А теперь мне нужно идти. Ещё свидимся…
Вальтер отнёс кружку на кухню, забрал свой посох и вышел из дома, не забыв накинуть на себя морок, чтобы его выход из дома Магистра не был замечен случайными прохожими.

---> Дом лекаря Таурэны

Отредактировано Вальтер (21-03-2015 01:38:37)

+1

230

Вальтер согласился с ее решением, но он не обещал, что у него получится жить так, словно ничего не произошло. (Еще как сможешь, тебе достаточно себя заморозить. А мне придется это все проглотить.)
- Только мне нужно знать, что это всё не причинит тебе ещё больше страданий. (Ох, Вальтер, не льсти себе. Нашелся, черт побери, роковой чародей.) Я могу стереть и заменить тебе воспоминания об этой ночи, если нужно… можно хоть сегодня, но позже.
Чародейка довольно резко покачала головой.
- Страдания? О чем ты? - хмыкнула она. Лицо по прежнему ничего не выражало.
Далее разговор вновь приобрел деловые нотки. Об этом говорить, пускай даже о ребенка Вальтера, было, на удивление, легко. В Каэлдрэ даже немного белая зависть взыграла. Какие бы в жизни у чародея не были обстоятельства, у него всегда будет ребенок, сын или дочь, и эти чувства, между родителями и детьми, эта связь, всегда присутствует между ними.
- А теперь мне нужно идти. Ещё свидимся…
Валентайн покинул ее комнату, а вскоре хозяйка дома услышала, как и захлопнулась дверь.
- Ну вот и все... - теперь ее голос дрожал, ровно как и чашка в ее руках. Все тело свело мелкой дрожью. Каэлдрэ старалась пить чай маленькими глотками, вместе с ним стараясь проглотить и ком в горле, который никак не желал уходить. Чародейку переполняло чувство эмоциональной боли, и она всеми силами старалась держать ее в себе, чтобы она не выплескивалась наружу, иначе это сулило много бед.
Но так действительно будет лучше. Для Вальтера в частности. У него будет семья, ни к чему ему метаться меж двух огней. Он будет делать больно и Каэлдрэ и Ярамире. Ну, как это будет выглядеть? Ярамира рано или поздно вернется, а она беременна. Ей нужна сейчас забота, понимание, терпение и чувство защищенности как никогда. А тут еще Каэлдрэ, определенно лишняя шестеренка в этом слаженном механизме. И что Вальтер будет делать? Когда беременная Ярамира вконец достанет его капризами, он спрячется у Каэлдрэ в спальне? Пересидит у нее дома, а потом вспомнит, что очень тоскует по Яре, а она же беременна, ей наверняка нужен ее Вальтер. И он уйдет обратно. Бред какой-то ведь. Может еще жить втроем? Это, безусловно, мечта многих мужчин, но у эльфийки было уважение к себе, у Ярамиры тоже, как она полагала, а так же характер, свойственный дроу, а он по-жестче будет, чем у лесных эльфов, вроде Магистра.
А так, Каэлдрэ сама больше его к себе не подпустит. Скоро вернется Ярамира. Если Вальтер действительно что-то к ней чувствовал, то с возвращением матери его ребенка, он быстро все это переживет и забудет. Он не будет страдать, у него есть, на кого отвлечься, кому эти чувства отдать.
А Каэлдрэ?.. (Я сама так решила. Не в первый раз. Вальтер просто имел неосмотрительность дать мне на что-то надеяться. Я же сама себя вырвала из радужных иллюзий).
По щеке покатилась одинокая слеза, которую чародейка тут же вытерла.
(Ну зачем было все усложнять, Вальтер? Тебе было одиноко, мне было одиноко. Я понимаю все прекрасно, и на большее я не рассчитывала. Но зачем ты мне начал говорить про какие-то чувства? Зачем заговорил о детях, причем о "наших"? Зачем тебе понадобилось узнать меня получше?)
Вериандеро не принимают промежуточных вариантов. Либо ничего, либо все. Либо Вальтер сделает выбор в ее сторону, либо в пользу Ярамиры. А то, о каких Каэлдрэ думала отношениях изначально, - они не должны были нести никакой романтическо-эмоциональной нагрузки. Эльфийка сначала думала, что она нравится магу ровно так же, как и он ей - лишь до того момента, в котором им не противно находится в обществе друг друга, даже в очень близком. Но заместитель, увы, заговорил о чувствах.
Несколько раз глубоко вздохнув и медленно выдохнув, Вериандеро взяла себя в руки. Предстояло еще немного поработать, прежде чем "наслаждаться" праздником.
Эльфийка, наконец-то, развеяла чары, чтобы Лори могла проснуться. Сама она стала собираться на выход. Сегодня, когда приедет ее отец и мать, надевать что-то нарядное, а тем более платье, было очень глупой затеей. Поэтому, чародейка достала из шкафа белую рубашку, кожаную жилетку, штаны и сапоги. Одевшись, Вериандеро наконец-то достала из под кровати то, что следовало в дальнейшем оставить в кабинете, дабы больше ее никакой полоумный колдун не украл. Вьюга. Меч был завернут в льняную ткань и спрятан в ножны. Вьюга вновь оказалась в руках хозяйки. Ножны она закрепила на поясе, а затем направилась в комнату Лори.
- Просыпайся, соня. - аккуратно стала будить драконессу чародейка. Никаких следов того, что она была расстроена не выражалось. Она вполне была бодра, и даже весела.

+2

231

Лори проснулась от того, что ее настойчиво будили. Почему-то побудка далась ей очень тяжело. Вроде бы она и выспалась, и в то же время было дикое желание провалиться в спячку. Разлепив глаза, драконесса в первую очередь увидела учебник по заклинаниям, который она читала перед сном, а потом, развернувшись, хозяйку дома. Госпожа Вериандеро переменилась. Лаурэлин с жалостью и досадой заметила, что ее шикарные длинные волосы были теперь острижены чуть ниже плеч, хотя и вились они теперь крупными локонами, как сумасшедшие. Ее роскошные наряды сменила простая рубашка, штаны и жилетка, а на поясе в ножнах у нее был меч. Учитывая ее спокойный вид, казалось, Магистр собралась потренироваться.
Белая хотела пожелать Магистру доброго утра, но вдруг вспомнила о вороне и резко вскочила с кровати.
- Госпожа Вериандеро, ворон... я... я ничего с ним не делала! Он просто умер! Я не прикасалась даже к нему!
- Успокойся, я знаю. В гибели птицы нет твоей вины. - сразу стала успокаивать чародейка.   
Магистр посвятила в свои планы на сегодня. Оказалось, что будет какое-то торжество сегодня. К тому же, Вериандеро хотела обсудить с Лори программу ее обучения, а так же, некоторые проекты, в которых присутствие драконессы может быть полезным.
- Звучит не плохо. Я готова. - согласилась девушка, зевая.
На том Лаурэлин встала, заправила свою кровать, ушла в ванну, где привела себя в порядок. Далее ее ожидал завтрак с Магистром. Потом они отправились в Магистрат.

--------------Кабинет Магистра.

+1

232

Наконец-то проснувшись, драконесса перво-наперво тут же начала раскаиваться в смерти ворона, вернее, что нее была это вина, что так вышло.
- Успокойся, я знаю. В гибели птицы нет твоей вины. - сказала она. - Птица умерла по естественным причинам и ты ничего поделать не могла. так что, давай просто о ней забудем. Сегодня нам предстоит кое-что сделать.
Вериандеро вновь прочистила горло, кашлянув в кулак.
- Сегодня в Гильдии праздник будет вечером, хочу, чтобы ты на нем поприсутствовала. Я, вроде давала тебе черное платье свое? Оно подойдет для торжества, оно на тебе не будет выглядеть мрачно.
К тому же, стоит все-таки продвинутся в твоем обучении и отыскать ту школу, к которой ты предрасположена. В связи с этим, мы выберем тебе наставника. если окажется, что ты владеешь магией Природы - ты попадешь ко мне. Если Воды - то, скорее всего, к Валентайну.
- фамилию заместителя она произнесла абсолютно спокойно, что удивило даже ее саму. - Коль Огня - к Арвету Иверианди; Воздуха, надеюсь, признаться, что это не так, то к моей дальней родственнице Сиатрии Вериандеро. Если учитывать твое истинное прошлое, то могут быть задатки Белой Магии. Ею у нас занимается Эрфинор Моро. Своеобразный молодой эльф, но упрекнуть в профессионализме я его не могу. - на упоминании Моро, нижняя губа чародейки немного дрогнула. Эрфинор был воспитанником Аэрлиса, и был очень на него похож, прямо как сын. Глядя на него, Вериандеро всегда видела Белый Огонь. Это навевало тоску по другу.
- Так же, я хотела поговорить о тебе самой. Ты - белый дракон. Очень... светлое существо. Примерно на том уровне, что единороги. И такое же редкое. Как и у единорога, у тебя есть определенный магический потенциал, весьма полезный для нас.
С твоей помощью, есть возможность создать лекарства от серьезных, к сожалению, распространенных болезней. Например, вампиризм, а так же демонизм. Как ты смотришь на то, чтобы помочь нашим лекарям?

- Звучит не плохо. Я готова. - согласилась девушка, зевая.
- Прекрасно. - искренне обрадовалась Магистр. - Тогда иди пока умывайся, а я займусь завтраком.
Лори отправилась в ванну, Каэлдрэ приготовила омлет и овсянку с фруктами. Для драконессы она сделала чай, сама чая она уже не хотела.
После трапезы Магистр и ученица Гильдии отправились в Магистрат.

-----------Кабинет Магистра

0

233

---------------Морское побережье

Всю дорогу к дому, Магистра одолевала какая-то апатия. Все вокруг веселились, было очень шумно, и она понимала, что все веселятся, торжествуя в ее праздник, но ей было совсем не весело. Она даже не высушилась, она так и осталась мокрой после того, как дважды оказывалась в море. (Ну, мокрая, ну и что? Заболею? Да кому какая разница?)
Невольно она задумалась о тех, кто ей был дорог. Больше всего, она пришла к выводу, соскучилась по Артуру, того, кого признала сыном. (Как появился, так и ушел. Ох, Артур, надеюсь, ты скоро вернешься, и ты не вляпаешься в неприятности. Кстати! Надо доделать твой камзол! Вдруг ты завтра придешь, а он не готов еще даже!) - все это время она представляла его перед собой, и в уме говорила с ним.
А сегодня вновь будет ночевать у нее Лори, вернее, Шао. (Из вас с Артуром могла бы выйти неплохая пара. А из тебя, Шао, в будущем, достойный Магистр. Гильдию Магов, который возглавляет белый дракон? Трепещите все, во всех трех королевствах!) - восторжествовала в своих мыслях чародейка.
Походя по жилому кварталу, который был сейчас абсолютно пустым, Вериандеро развлекала себя тем, что то насвистывала, то пыталась петь песенку о прогулке под дождем. Пела она плохо, потому делала она это тихо, словно дома не выдержат ее карканья и развалятся. да и песня была не совсем в тему - дождя то не было. И пела она, прогуливаясь по бордюру, стараясь удержать равновесие на краю.
Вскоре она вернулась домой, и там, как всегда, было пусто. Лори наверняка еще была на празднике, веселилась с остальными.

+1

234

--------------Площадь

Лори быстро вернулась домой, но стоило ей оказаться у порога, как поняла, что ей может влететь от госпожи Каэлдрэ. Подаренная ею мантия была мало того, что порвана, так еще и вымазана самыми разнообразными жижами, которыми ее "наградили" воперы. Белая стояла под порогом долго, пока не поняла, что такое поведение является глупым.
Она постучалась. Ее впустили в дом. Мадам Магистр не сказала ровным счетом ничего. Она скорее была опечалена и, похоже, плохо себя чувствовала. У нее не было сил ругать драконессу за испорченный наряд. Она лишь предложила присоединиться к к стирке, заодно и привести в порядок то, что она испортила.
Чародейка как раз занималась тем, что стирала в ванне какой-то красный костюм и полотенца. На вешалке уже висел постиранный и разглаженный камзол, в котором Лори узнала камзол Артура. Эльфийка пояснила, что камзол немного испорчен, и его нужно привести в порядок.
После долгой домашней работы, которая проходила почти в полной тишине, Каэлдрэ и Лори перебазировались в гостиную, где занялись шитьем. Чародейка подшивала черную кожу на месте, где была прожжена ткань, а драконесса зашивала оторванную ленту на тунике.
- Госпожа Каэлдрэ, чтобы Вы пожелали, если бы могло исполнится одно любое Ваше желание? - спросила, как бы невзначай Лори.
Чародейка пояснила, что хочет слишком многого, так что предпочла бы ничего не загадывать, если желание только одно. Уже в который раз белая слышала подобную фразу, так что она решила сознаться, зачем она этим интересуется, а потом отдала медальон с волосом джина Магистру.
- Загадайте тогда что-то, что могло бы компенсировать мое присутствие здесь. Пусть это будет моей оплатой за то, что Вы меня приняли с господином Валентайном и заботитесь обо мне.
Белая взяла свою одежду и направилась в комнату.
- Я оставлю Вас одну. Подумайте, что Вы хотите.

0

235

[NIC]Вор[/NIC][STA]Отдайте мою Прелесть![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/t/JHfKT.jpg[/AVA][SGN]Тощая фигура, укутанная в плащ с капюшоном, скрывающим лицо вора. Но, даже если кто-то умудрится заглянуть под капюшон, там будет просто тьма (свойство плаща). У вора в вооружении - кинжал и камень на кожаном шнурке, скрывающий вора от любого заклятия слежения\подглядывания\подслушивания[/SGN]
Попасть в гостевую комнату, где расположилась беловолосая девушка, было проще-простого - огромные окна так и располагали, так и манили, чтобы в них кто-нибудь влез. По коже Вора пробежался лёгкий разряд, когда он влезал через окно - сработала защита камня - ни одно оповещающее или защищающее дом заклятие не сработало. (Не зря вывалил столько денег за него.)
Пришлось подождать, пока девушка вернётся обратно. К сожалению, Магистр тоже вернулась, хотя должна была бы ещё долго праздновать свой День Рождения с другими гостями. Женщины ещё долго находились вместе, пока беловолосая наконец-то не покинула Магистра и не пришла в свою комнату. Стоило девушке шагнуть в свою комнату, как шейки её вновь коснулся кинжал - кто-то стоял позади беловолосой. Но вот голос Лаурэлин показался знакомым, хоть и был искажён чем-то:
- Ни слова, - прошептал Вор, оттаскивая девушку подальше от двери, запирая ту, чтобы никто не вошёл. - Теперь тебя не прикрывают твои змеи-друзья, так что, будь умничкой, дай мне то, что я хочу, и мы разойдёмся без проблем, - он продолжал держать кинжал у горла беловолосой, грубо дёргая ту, чтобы девушка не смогла придти в себя после первого шока от их встречи.

0

236

Уныло рассмотрев пустую обстановку дома, Кая направилась в свою спальню. Там она переоделась и высушила волосы. Не смотря на то, что по дому она вновь стала ходить в своем шелковом фиолетовом халате, она все равно таскала с собой меч. Похоже та история с Крау вызвало у нее большее беспокойство, чем она могла себе представить, точнее, в чем она могла себе самой признаться.
Камзол Артура, который до этого был в ее кабинете, она обнаружила в корзине на калитке, куда обычно ей приходила почта. Наверное, не застав начальницу дома, помощница потому и оставила камзол там.
Камзол оказался с остальными вещами в ванной. Вопреки тому, что говорила Валентайну ранее, она не пользовалась бытовыми заклинаниями, хоть и знала их. Она стирала руками. Чародейка не любила тратить магию на то, что она способна делать руками. Эту привычку она переняла еще в далекой молодости, когда ее магия была на низком уровне, и долго колдовать не получалось. Приходилось использовать ее с умом и экономией.
Эльфийка в процессе стирки пыталась мурлыкать какую-ту мелодию, но вскоре она перестала это делать, так как мурлыканье больше стало напоминать предсмертную агонию. Голова стала болеть уже так, что слезы начали наворачиваться, и она не могла сдерживать стоны, переходившие почти в щенячий скулеж.
Едва справившись с камзолом, чародейка повесила его на вешалку и применила высушивающие заклинание. Она бы этого не делала, но хотела поскорее приступить к реставрации, а на мокрой ткани это делать нельзя.
В дверь постучали. Оказалось, это была Лори. Она вся была вымазана в красках, вид у нее был сконфуженный. Чародейка не стала ей ничего говорить - сил не было спорить или что-то выяснять.
- Пойдем, я как раз стиркой занялась, постираешь и мантию. - сдержанно проговорила она, стараясь взять боль под контроль.
Когда они оказались в ванной, Лори бросила взгляд на камзол Артура.
- А, дроу, с которым он пришел прожег ему ткань. Я обещала починить его. - объяснилась Магистр.

***

После стирки они отправились в гостиную, где каждая занялась своими делами. Кая занималась тем, что выстригала застежки на камзоле, потом вырезала из кожи аккуратные заплатки, которые соответствовали форме, но были немного больше самих застежек. Потом пришивала эти заплатки к камзолу, а уже на них - застежки. Заплатки были почти не видны, и выглядели довольно эстетично. В дальнейшем, таких казусов быть не должно, так как кожу прожечь было не так легко.
Лори задала неожиданный вопрос о желаниях.
(То Вальтер, то ты о желаниях говоришь...) - покачала она головой, а потом ответила.
- В мире есть многие вещи, которые я желала бы получить. Легкий способ это сделать, довольно привлекательный, но ничего хорошего не сулит. Да и, приоритеты выставить я навряд ли смогу, чтобы одним желанием ограничиться.
Драконесса призналась, что играла с нагами в игру, которую частенько устраивала Хасса - "поймай вопера". Сначала чародейка подумала, что Лори рассуждает гипотетически, чтобы та загадала, выиграй она главный приз, но оказалось, что Лори выиграла в этой игре, чем не мало удивила чародейку.
И вот перед ней оказался медальон с волосом джина.
- Загадайте тогда что-то, что могло бы компенсировать мое присутствие здесь. Пусть это будет моей оплатой за то, что Вы меня приняли с господином Валентайном и заботитесь обо мне.
- Лори, я не могу это принять. - сказала эльфийка, но белая даже не стала ее слушать, она оставила ее одну, наедине со своими мыслями.

0

237

Стоило Лори оказаться в своей комнате, как она сразу обратила внимание на то, что открыто окно, хотя она этого не делала. Только на ум пришла мысль, что мадам Магистр хотела проветрить ее комнату, как ответ пришел сам собой, виде очередного касания лезвия на шее. Девушка застыла в испуге.
- Ни слова, - прошептал Вор, оттаскивая девушку подальше от двери, запирая ту, чтобы никто не вошёл. Она и молчала, не в силах даже и слова вымолвить.
- Теперь тебя не прикрывают твои змеи-друзья, так что, будь умничкой, дай мне то, что я хочу, и мы разойдёмся без проблем, - он продолжал держать кинжал у горла беловолосой, грубо дёргая ту. Чего он пытался добиться этим дерганьем белая упорно не понимала, так как, он сам же и мешал ответить на его вопрос. Ему только обрывками удалось услышать тихий ответ.
- Я... отдала... волос... Магистру....

0

238

[NIC]Вор[/NIC][STA]Отдайте мою Прелесть![/STA][AVA]http://sh.uploads.ru/t/JHfKT.jpg[/AVA][SGN]Тощая фигура, укутанная в плащ с капюшоном, скрывающим лицо вора. Но, даже если кто-то умудрится заглянуть под капюшон, там будет просто тьма (свойство плаща). У вора в вооружении - кинжал и камень на кожаном шнурке, скрывающий вора от любого заклятия слежения\подглядывания\подслушивания[/SGN]
Вор тряс девчонку, словно из той могли выпасть признание или искомый предмет. Но беловолосая оказалась глупой девчонкой, решила играть в дурочку:
- Я... отдала... волос... Магистру....
Вор мелко затрясся, и позади девушки раздалось писклявое хихиканье:
- Ты меня за идиота держишь? - взвизгнул напавший. - Кто в своём уме отдаст волос джинна кому-то другому?!
Он толкнул девчонку так, что та упала на пол. Не успела беловолосая придти в себя, как вор уже вцепился пальцами в её волосы, приподнимая её головку и приставляя острие лезвие к её левому глазу. Из тьмы под капюшоном раздался противный голос:
- Признавайся! Куда ты его спрятала, и я уйду, не тронув тебя! Иначе я вырежу тебе газа, а потом порезвлюсь с тобой так, что ни один мужчина уже тебя после не захочет! - было слышно, как вор облизнулся.
Изо рта у него воняло - явно были проблемы с зубами или желудком, так что, разговаривать с ним было не так просто. От вони изо рта свербило в носу, но вора, конечно, это нисколько не волновало и не смущало.

0

239

Каэлдрэ отложила свое занятие по реставрации одежды. Ее взгляд был прикован на медальон, в котором находился волос джина.
Чародейка рассуждала, что же с ним можно сделать.
(И чего же я нас самом деле хочу? Я ищу смерти, но ее можно получить просто выпив яду или перерезав себе вены кинжалом. Для этого не обязательно тратить столь ценную вещь.
Как на счет жизни? Жить тяжелее, чем умирать. Я могу загадать, чтобы я вылечилась от своих недугов, но ради чего мне это делать? Или кого?
Должности? У меня есть способные приемники, так что я не незаменима.
Ради Артура? А где сейчас Артур? Он прекрасно управлялся без меня целый год, и даже вернувшись всего на день он покинул меня. Справится без меня и потом.
Ради Валентайна? А кто он мне такой? Он человек хороший, но рядом со мной он мне совсем не нужен, а других мужчин, которым не нужны обязательства и отношения, толпы. Это не делает его особенным или притягательным, скорее наоборот.
Ради Лори? Найдутся много желающих ее опекать, она тут не пропадет.)
В этот момент эльфийский слух уловил какой-то шум в комнате Лори. Что-то глухо громыхнуло...

0

240

Похоже вор не поверил Лори. Ее слова его только разозлили.
- Ты меня за идиота держишь? - взвизгнул напавший. - Кто в своём уме отдаст волос джинна кому-то другому?!
- Значит я не в здравом уме, так как это правда!
- огрызнулась драконесса, и видимо это была плохая идея. Похоже нападавший воспринял слова Лори как сопротивление. Он швырнул ее на пол, и она крепко ударилась лбом оп пол. Белая хотела встать, но ее схватили за волосы, и лезвие кинжала оказалось у самого глаза.
- Признавайся! Куда ты его спрятала, и я уйду, не тронув тебя! Иначе я вырежу тебе глаза, а потом порезвлюсь с тобой так, что ни один мужчина уже тебя после не захочет! - было слышно, как вор облизнулся. Изо рта у него несло так, что хотелось вырвать.
Однако после этих слов, Лори, вопреки ситуации, не испугалась, а наоборот, разозлилась. Это и помогло принять ей решение, как действовать.
Этот тупица был на столько алчен, что похоже совсем не соображал, что находится прямо в доме Магистра Гильдии, а сама Магистр находится буквально в десятках метрах от комнаты. А он такие грандиозные планы строил по выкалыванию глаз и долгожданного, судя по всему, лишения девственности, будто они находятся в каком-то темном переулке, вдали от домом и людей.
Так что драконесса громко закричала, надеясь, что вор испугается и сбежит. Он мог бы, напоследок и в отместку, причинить вред Лори, но она и не думала позволить ему это сделать. Она начала сопротивляться.

Результат сопротивления

1 - Лори ничего не добилась, она в очень неудобном положении.
2 - стала очень активно ерзать, ее нужно было удерживать.
3 - ей удалось хватить вора за руку, где был кинжал, препятствуя ему повредить глаз.
4 - удалось обеими руками схватить за руку с кинжалом, и оттянуть кинжал подальше от лица.
5 - удалось не только препятствовать ранению кинжалом, но и ударить вора ногой.
6 - Лори под действием стресса удалось выбраться из лап нападавшего.

[dice=9680-16]

0


Вы здесь » Тарфо-Мортен » Гильдия магов » Дом Каэлдрэ Вериандеро


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC